Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7 (499) 350-07-30 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Данные испытаний, обстелов. Боевой опыт. Часть 2.

продолжение поста  http://gorod.tomsk.ru/index-1202705280.php
Т-34
Комментарии М. Свирина к Абердинскому отчету.
1.   У американцев дела с броней обстояли еще хуже. Американцы в Абердине ругали нашу броню, но еще больше они ругали броню "Шерманов". Наши специалисты соглашались с ними, так как при обстреле из ЗИС-3 корпуса М4, защищенного 75-мм броней, броня пробивалась даже с дистанции 1000-1100 м.
2.   Американцы испытывали Т-34 с двухместной башней. В 1942-м была принята шестигранная башня увеличенных размеров.
3.   Претензия американцев была принята к сведению, и на Т-34 в конце лета 1942-м был установлен новый фильтр "Циклон", вместо старого, вызвавшего столь сильные выражения со стороны американцев.
4.   Здесь американцы лукавят. На "Шермане" и "Генерале Ли" стояла не самая лучшая подвеска, имевшая малый вертикальный ход катка. Подвеску Кристи, от которой "отказались" американцы, широко использовали англичане и были вполне ей довольны. Другой вопрос, что свечная подвеска была действительно не самой удачной, будущее было за торсионами.
5.   На той модификации Т-34, которую испытывали американцы стояла 4-х скоростная КПП, не обеспечивавшая оптимального использования мощности двигателя. На более поздних машинах появилась 5-скоростная КПП. Танки с 4-х скоростной КПП могли использовать 4-ю передачу только на шоссе, на местности максимальной была 3-я, поэтому средняя скорость на местности была примерно 25 км/ч при более высокой тяговооруженности по сравнению с американцами (возможности по преодолению препятствий). Танки с 5-скоростной КПП могли использовать на местности 4-ю передачу.
6.   В то время на большинстве танков использовались планетарные механизмы поворота.
 
Общие выводы первой половины войны:
Разумеется, когда к немцам попали первые трофейные Т-34, они тщательно изучили наш танк. Вывод их хоть и отличался от заключения американцев, но был также в целом отрицательным: неудовлетворительные условия работы экипажа, плохой обзор, капризный дизель В-2-34, ограниченный 100-120 часами моторесурс, невысокое качество связи. Хотя немцы и использовали в своих танковых частях «тридцатьчетверки», но копировать её они не собирались.
В общем, на начальном этапе войны «тридцатьчетверка» была далеко не лучшим в мире танком. Хронические проблемы с качеством двигателя, трансмиссии, ходовой части нередко сводили на нет прочие преимущества этого танка. К примеру, немецкий Pz.IV отличался куда большей надежностью, а про условия работы экипажа и говорить не приходится – у немцев она была в разы лучше.
Это признавали и советские специалисты. Главный конструктор Т-34 Александр Морозов в конце 1942 года сказал, что возможности «тридцатьчетверки» уже практически исчерпаны, и исправить существующее положение дел можно только с разработкой нового танка. Кампания 1943 года лишь подтвердила правоту его слов. «Тридцатьчетверка» в нынешнем виде уже не могла на равных сражаться не только с «пантерами» и «тиграми», но и с новыми модификациями Pz.IV получившими усиленное бронирование и новую длинноствольную пушку.
О запасе хода, редукторах:
…ни один танк не давал паспортного запаса хода. Хуже всего было то, что штатной заправки масла хватало в среднем на 100-150 км (но бывало и больше). Потому в 1942-м в ТТХ Т-34 был введен пункт "запас хода по маслу" и в каждой машине в формуляре этот параметр вписывался от руки.
…весной-летом 1941-го все танки имели поганые бортредуктора (что вы хотите, всего 9 зубьев на ведущей шестерне, что рассчитывалось для танка массой до 20 тонн. Ломался этот узелок как отче наш на грязи-то, даже если траки за грунт цепляли.
... из-за применения гусеницы с крупными траками, передние катки подпригивали прои подкладывании, во время движения, траков, что создавало дополнительную тряску корпуса и шум. Лязганье гусениц Т-34 было иногда слышно на расстоянии до полутора километров, поэтому, чтобы организовать внезапную атаку, её старались совместить с плохими погодными условиями (метель, гроза). Надо отметить, что, например, "Пантеру" с фронтальной стороны не было слышно уже с 300 метров. Не зря в воспоминаниях фронтовиков бывают фразы: "и вдруг, откуда ни возьмись, немцы на танках".
Статистическое исследование боевых повреждений:
Проведенное в сентябре-октябре 1942 г. НИИ-48 статистическое исследование боевых повреждений танков Т-34, проходивших ремонт на рембазах №1 и 2 в Москве, показало, что из 109 попаданий в верхнюю лобовую деталь танка 89 % были безопасными, причем опасные поражения приходились на орудия калибром 75 мм и выше. Конечно, с появлением у немцев большого числа 75-мм противотанковых и танковых пушек ситуация усложнилась. 75-мм снаряды нормализовывались (разворачивались под прямым углом к броне при попадании), пробивая наклонную броню лба корпуса Т-34 уже на дальности 1200 м. Столь же малочувствительны к наклону брони были 88-мм снаряды зенитных пушек и кумулятивные боеприпасы.
О броне:
Сколько-нибудь заметные преимущества перед броней Т-34 отмечались танкистами только в бронезащите английских танков, «...если болванка пробила башню, то командир английского танка и наводчик могут остаться живыми, поскольку осколков практически не образуется, а в «тридцатьчетверке» броня крошилась, и шансов выжить у находящихся в башне было мало», - вспоминает В. П. Брюхов.
Это было связано с исключительно высоким содержанием никеля в броне английских танков «Матильда» и «Валентайн». Если советская 45-мм броня высокой твердости содержала 1,0 - 1,5 % никеля, то броня средней твердости английских танков содержала 3,0 - 3,5 % никеля, что обеспечивало несколько большую вязкость последней.
 
Главный фрикцион:
Главный фрикцион Т-34 сравнительно сложен по конструкции и в изготовлении. Несколько сложна также и регулировка фрикциона в эксплоатации. Отказ от фрикционной обшивки дисков усложнил фрикцион, т.к. это вызвало увеличение количества дисков. Соответственно увеличился вес фрикциона и расход металла на его изготовление. Общее число дисков (22 диска на один фрикцион) могло бы быть, при применении фрикционных материалов, снижено в 5-6 раз без ухудшения плавности включения и частоты выключения. Наряду с большим числом дисков применено также большое число пружин (шестнадцать), что значительно увеличило общее число деталей фрикциона. Усилие, необходимое для выключения фрикциона чрезмерно велико. Коробка перемены передач проста по конструкции, в изготовлении, в сборке и в ремонте. Однако простота эта куплена дорогой ценой. Коробка перемены передач сложна в управлении, не позволяет рационально использовать мощность двигателя и ухудшает боевые качества танка.
Четыре скорости вперед, которые дает коробка, явно не достаточны для получения быстрого разгона среднего танка. Переход на низшую передачу неизбежно связан с большим снижением скорости машины.
Каждое переключение передач требует перемещения больших по размеру шестерен в плоскости перпендикулярной плоскости движения кулисы, на расстоянии более 3-х метров от нее.
Даже при наличии кулисы, установленной непосредственно на коробке, переключение больших по размеру шестерен, обладающих большим приведенным к ним моментом инерции, трудно и требует осторожности и внимания со стороны водителя. Трудности эти усугубляются наличием сложного привода, вытягиванием и провисанием тяг привода, заеданием тяг и вертикальных валиков.
Необходимость отжимать при каждом переключении ручку стопорного механизма и особой защелкой закреплять ее при движении назад еще более обременяет водителя.
PzKpfw.III
PzKpfw III использовались на всех театрах военных действий - от Восточного фронта до африканской пустыни, повсюду пользуясь любовью немецких танкистов. Удобства, созданные для работы экипажа, можно было считать образцом для подражания. Их не имел ни один советский, английский или американский танк того времени. Прекрасные приборы наблюдения и прицеливания позволяли "тройке" успешно бороться с более мощными Т-34, KB и "Матильдами" в тех случаях, когда последние не успевали его обнаружить. Трофейные PzKpfw III были в Красной Армии излюбленными командирскими машинами как раз в силу вышеперечисленных причин: комфорт, отличная оптика плюс прекрасная радиостанция. Впрочем, они, как и другие немецкие танки, с успехом использовались советскими танкистами и по прямому, боевому, назначению. Существовали целые батальоны, вооруженные трофейными танками.
 
PzKpfw.IV
Из опыта боевого применения:
В течение января – февраля 1944 года советские войска окружили 75000 немецких солдат, в том числе и 5-ю танковую дивизию СС «Викинг» под Черкассами. 7 февраля 1944 года окруженные, собрав немногие уцелевшие танки дивизии «Викинг», предприняли отчаянную попытку прорыва, несмотря на ужасные зимние условия и подавляющее превосходство советских войск.
В ходе прорыва унтерштурмфюрер СС Курт Шумахер за выдающуюся храбрость заслужил рыцарский крест. Шумахер командовал двумя танками Pz.IV, которые контратаковали советскую танковую роту и в ходе боя вывели из строя восемь танков Т-34. На следующий день он на своем танке в одиночку вступил в бой с ещё одной танковой ротой противника. В целом, в течение двух дней боев с численно превосходящим противником Шумахер вывел из строя как минимум 21 светский танк.
… измотанные солдаты дивизии «Викинг» сумели вырваться из черкасского «котла». Почти тотчас они оказались перед угрозой повторного окружения у города Ковель. К тому времени, когда пришедшие на подмогу немецкие войска вытащили «Викинг» из Ковеля, от дивизии осталась лишь тень: соединение потеряло все свои танки и насчитывало всего 3000 человек личного состава.
Одним из самых замечательных достижений немецких танков было отражение канадского наступления на Карпике 7 июня 1944 года. Тогда части 3-й канадской пехотной дивизии предприняли нступление на юг за деревни Оти и Бюрон, собираясь расширить занимаемый плацдарм, но 50 танков Pz.IV 2–го батальона 12-го танкового полка СС контратаковали незащищенный левый фланг канадцев. Немецкие войска выбили канадцев из Оти и Бюрона и нанесли им тяжелые потери, хотя и очень высокой ценой. Этот боевой успех оплатили 17 потерянных танков Pz.IV, но войска СС насчитали 28 подбитых канадских танков, оставленных на поле боя.
Танки Pz.IV дивизии «Гитлерюгенд» всего четыре дня спустя достигли ещё более ошеломительного успеха. 11 июня 6-й канадский танковый полк при поддержке пехоты собственного Ее Величества стрелкового полка продвинулся на юго-запад из Норей-ан-Бесса, чтобы овладеть населенным пунктом Ле-Меснил-Патри и расположенной поблизости высотой. 8-я рота 12-го танкового полка СС под командованием оберштурмфюрера СС Ганса Зигеля немедленно перешла в контратаку. Потеряв всего два танка Pz.IV, танковое подразделение СС уничтожило ведущий канадский танковый эскадрон, подбив 37 «Шерманов». Канадские войска поспешно отступили…
Jagdpanzer IV
Из боевого опыта:
25 апреля в Италии завершилось перевооружение танкового батальона дивизии «Hermann Göring». Дивизион получил 21 Jagdpanzer IV и нового командира, оберлейтенанта Вальхойзера. После периода подготовки дивизион перебросили в Тиволи. 10-я рота, возглавляемая оберлейтенантом Карлом-Хайнцем Гёрингом (двоюродный брат фельдмаршала Германа Гёринга), держала фронт в районе Салино южнее Ливорно. 27 мая произошел бой с американскими «Шерманами». Немцы сожгли три танка, две победы одержал экипаж фельдфебеля Гроба. В бою погиб фельдфебель Данке. В июне дивизион вёл оборонительные бои на разных участках фронта, в том числе под Кианвинчиано на так называемой линии «Клара».
15 июля дивизион сняли с фронта в районе Флоренции-Болоньи и по железной дороге перебросили на восток. Со склада Бреслау-Гросс Массельвиц 22 июля дивизион получил 31 истребитель танков Jagdpanzer IV, тогда как старые машины дивизиона остались в Италии. 26 июля дивизион отправился со станции Хернпоч в Варшаву и далее в Пилау. Новым местом дислокации дивизиона стал район Отвоцка. 28 июля в бою дивизион подбил два Т-34 и два «Valentine». Много проблем экипажам доставили бортовые экраны, которые постоянно цеплялись за деревья и постройки.
В 18:00 в районе Погожели замаскированный Т-34 сжёг машину унтер-офицера Канерта. Экипаж сгорел, спастись удалось только командиру машины. Советский танк занимал позицию внутри разрушенного дома и поразил Jagpanzer IV Канерта тремя снарядами с расстояния всего нескольких метров. Поспешившие на выручку Канерту машины также попали под огонь, в результате был потерян Jagdpanzer IV унтер-офицера Хенинга.
Утром 29 июля немцы сожгли два ИС-2 и подбили ещё один ИС. В 13:00 Погожель атаковала группа из 12 Т-34. Замаскированные Jagdpanzer IV подпустили противника почти вплотную и открыли огонь на поражение. Пока шёл бой, другая группа Т-34 зашла немцам в тыл, подбив три истребителя танков, в том числе машину унтер-офицера Шлёффеля. Ещё два Jagdpanzer IV увязли в грязи, и их пришлось бросить. Машина фельдфебеля Вайганда некоторое время сдерживала продвижение противника, но получила попадание в гусеницу и была вынуждена отойти в тыл для ремота. В ходе боя под Погожелью немцы потеряли ещё один танк Pz.Kpfw. IV, кроме того, погиб командир дивизиона оберлейтенант Гёринг.
На Западном фронте в боях участвовал 12-й дивизион истребителей танков СС 12-й танковой дивизии SS. Командовал дивизионом штурмбанфюрер SS Ханрайх. Лучшим солдатом дивизиона считался обершарфюрер СС Рудольф Руа, командир взвода 1-й роты. Уже в первые дни боёв в Нормандии Рудольф Руа сжёг несколько союзнических танков. 20 июля 1944 года в районе Эмевиля он подбил очередной «Шерман». 10 августа 1-я рота вступила в бой с 1-й польской танковой дивизией. Унтершарфюрер SS Ортлеп подбил два «Шермана». Роттенфюрер SS Фриц Экштайн, наводчик в экипаже командира 1-й роты, оберштурмфюрера SS Георга Хурдельбринка, сжёг 11 польских танков. Обершарфюрер Руа мог похвастаться только семью победами. Jagdpanzer IV 12-го дивизиона сыграли заметную роль в прорыве немецких войск из под Фалеза. Часто их использовали в качестве штурмовых орудий для прокладывания дороги отступающим немецким частям.
PzKpfw.V
Из истории создания:
Ко всему прочему, в первый год войны в СССР продолжалось масштабное производство техники нового поколения, доля которой в войсках к началу Великой Отечественной войны была относительно невелика. В столь невыгодных условиях требовалось срочное перевооружение германской армии. Стала очевидной необходимость модернизации уже состоявших на вооружении образцов (в первую очередь Pz IV, чьи противотанковые возможности находились на невысоком уровне, в то время как его конструкция позволяя установить более мощное вооружение) и перехода к новой модели основного среднего танка.
Одним из первых предложенных решений явился выпуск технологической копии Т-34, однако военное руководство Германии отказалось от этого варианта. Причиной тому являлось не неподготовленность немецкого ВПК к освоению простой и дешевой советской машины, но ряд иных причин. Во-первых, промышленные стандарты разнились (например, калибр орудия), и для модификации Т-34 под принятые в Германии нормативы требовалось время и создание некоторых новых узлов. Во-вторых, немцев не совсем устраивала конструкция раннесерийного Т-34, характеризовавшегося крупными дефектами: несовершенством приборов наблюдения и прицеливания, дискомфортными условиями работы экипажа и недоработками отдельных элементов силовой установки. Наконец, советский двигатель В-2 работал на дизельном топливе, в то время как его постоянно недоставало.
Об орудии:
По своим показателям поражения брони KwK 42 значительно опережала как пушки средних Pz IV Ausf G-J - KwK 40 L/43-48, так и советские Ф-34 калибра 76,2 мм, которыми вооружались советские Т-34. Преимущество объяснимо большей начальной скоростью снаряда и высоким качеством боеприпасов.
Из боевого опыта:
Тем не менее, в Курской битве выявились следующие объективные преимущества и недостатки "Пантеры". Лобовая броня корпуса не пробивалась огнем советской артиллерии, представленной главным образом 76,2-мм дивизионной пушкой ЗИС-3. Даже 122-мм снаряды гаубицы М-30 и 85-мм зенитного орудия вызывали лишь деформацию брони. Нижний лобовой лист, впрочем, не выдерживал их обстрела, но на него приходилась лишь небольшая часть попаданий. Борта поражались вышеперечисленными полевыми орудиями с дистанции около 1000 м, а на расстоянии 300 м и менее - и 45-мм пушкой обр. 1942 г. Обнаружилась недостаточная защищенность башни: даже в ее лобовой детали находились ослабленные зоны, а снаряды, срикошетировавшие от цилиндрической маски, могли ударить в крышу корпуса в районе отделения управления. Зафиксирован даже случай сквозного пробития маски орудия 45-мм подкалиберным снарядом. Советские противотанковые ружья против "Пантеры" были практически бесполезны, за вычетом нескольких случаев особо точных попаданий на дистанции менее 100 м. В отношении танковых боев очевидно доминирование PzV над советскими Т-34-76 обр. 1942 г., КВ-1 и КВ-1с. Средние Т-34 могли быть подбиты "Пантерой" на удалении 1-1,5 км, поэтому лишь небольшая часть уничтоженных PzV приходится на танковые дуэли. В то же время, полевая артиллерия применялась вполне успешно - несмотря на хорошие приборы наблюдения, обнаружение замаскированных позиций орудий являлось затруднительным, что позволяло советским артиллеристам подпускать вражеские танки на должное расстояние и вести огонь в уязвимые зоны. В большинстве своем поражение "Пантеры" в борт на участке МТО приводило к возгоранию, в отличие от "Тигра" с 80-мм бортовой защитой. Значительная часть потерь обусловлена подрывами на противотанковых минах; при этом, как правило, повреждалась только ходовая часть, в то время как днище оставалось целым. Наконец, частым явлением был выход из строя по техническим причинам, связанным с дефектами силовой установки: под кинетическим воздействием нарушалась целостность топливных насосов и маслопроводов с появлением течи, заклинивал двигатель и т. д. По завершении Курской битвы Главное автобронетанковое управление организовало изучение трофейных "Пантер" и их испытания. Тогда же началось комплектование первых советских частей, оснащенных захваченными PzV. Они доверялись только опытным экипажам и использовались главным образом в противотанковых целях.
Очевидно лишь, что до начала 1944 г. советская армия не располагала адекватной техникой для борьбы с этим тяжелым танком. Обстановка несколько выправилась с введением в строй Т-34-85: хотя его 85-мм орудие ЗИС-С-53 уступало KwK 42 по бронебойному воздействию, а броня была тоньше, массовость производства советской машины уравняла противников. То же относится и к малочисленным тяжелым танкам ИС-1. А вот ИС-2, напротив, мог уничтожить "Пантеру" с 1,5-2 км попаданием в лоб башни, в то время как германский танк поражал соперника без должной вероятности (из-за неравномерности защиты ИСа) на расстоянии около 1 км (при этом в принципе не имея возможности пробить более половины проекции башни и всю ВЛД советского тяжелого танка). Следует отметить, что больший боекомплект Pz V и лучшие его прицелы вносили свои коррективы, но, с другой стороны, при атаках на больших курсовых углах преимущество "Иосифа Сталина" возрастало на порядок.
К середине 1944 г. советские войска получили также ряд новых САУ, спроектированных в том числе и для противодействия тяжелым танкам: СУ-100, ИСУ-122 и ИСУ-152, из которых наиболее эффективным истребителем танков считалась вторая. Использование штурмовой авиации против PzV в основном не приносило особых успехов.
В ином положении оказались войска союзников. Здесь первый опыт использования "Пантер" относится к наступлению в Италии. Короткоствольные пушки "Шерманов" и "Кромвеллей" давали шанс на уничтожение PzV лишь на ближних дистанциях при ударе с фланга или тыла, и победа над одной "Пантерой" могла стоить пяти М4. Ситуация повторилась во время высадки в Нормандии, когда единственными танками, относительно пригодными для борьбы с ней, могли считаться только "Шерманы-Файерфлай" с 17-фунтовыми английскими орудиями, а позднее - А34 "Комет" и САУ M36 "Слаггер". Союзников (в частности, англичан) выручал лишь высокий уровень подготовки экипажей, а также авиация. Полноценный боевой танк Запада, равный по возможностям "Пантере", - М26 - практически не участвовал в боевых действиях; случаи его столкновений с немецким аналогом неизвестны. Вплоть до завершения боев 11 мая 1945 г. в Чехословакии "Пантеры" активно воевали на всех фронтах: именно на них сделало свою последнюю ставку военное руководство Германии, и за весну 1945 г. ценой неимоверных усилий армия получила более 500 новых танков. Никому из сателлитов нацистской Германии PzV не достались. После войны довольно много танков этого типа перешло к государствам-победителям, и некоторое время они состояли на вооружении Франции, Чехословакии и Венгрии.
Последний эпизод с участием Sd. Kfz. 171 едва не состоялся в 50-х гг. В период Войны в Индокитае КНР предоставила партизанам Вьетнама несколько танков ИС-2, с которыми пришлось столкнуться французам. Рассматривалась возможность снять оставшиеся "Пантеры" с консервации и отправить их для защиты колониальных интересов, однако меру сочли не совсем адекватной. Война вскоре подошла к концу с обретением независимости бывших французских владений, и двум старым врагам не довелось еще раз встретиться на поле боя.
Генерал Г. Гудериан, посетив войска группы армий «Юг», составил донесение, отправленное им 17 июля 1943 г. начальнику штаба ОКН генералу Зейцлеру:
«Тактический опыт: Тактическое использование новых типов танков («Пантера») не освобождает командование от использования общепринятых тактических принципов использования танков. В особенности, это касается вопросов организации взаимодействия с другими родами войск (пехота, саперы, артиллерия и т.д.) и массированного использования танковых подразделений.
Генерал-инспектор бронетанковых войск создал штаб танковой бригады с целью централизованного управления более чем 300 танками, действовавшими в составе дивизии «Grossdeutschland» (танковый полк дивизии — 132 танка, 39 танковый полк «пантер» — 200 танков. — Прим. автора). Из-за возникших трений между отдельными командирами этот штаб на начальной стадии не функционировал. Кадровые вопросы не должны отражаться на деле, когда вопрос касается будущего Рейха.
Число потерь в технике возрастало в процессе продолжения операции. Количество участвующих в бою «пантер» было небольшим (иногда всего лишь 10 танков). В связи с этим противник довольно легко отражал их атаки.
Вражеская оборона, состоящая из противотанковых орудий 7,62 см и противотанковых ружей успешно поражала «пантеры» только при попаданиях в борта. Попадания в лобовую часть не пробивали броню танков.
Таким образом, при атаке «пантер» особое внимание следует уделять прикрытию их флангов. Эту задачу необходимо решать использованием других родов войск, участвующих в бою. «Пантерам» следует атаковать широким фронтом, не допуская, таким образом, атак противника с флангов на свои основные ударные силы. «Пантеры» должны стараться действовать так, чтобы под огонь противника попадала только их лобовая часть, неуязвимая для снарядов. В будущем, для успешного преодоления «пантерами» хорошо укрепленной, защищенной минными полями, линии обороны противника необходимо предусмотреть активное использование рот радиоуправляемых мин (Panzer-Funklenk-Kompanie). Во всех случаях необходимо хорошее взаимодействие с саперами во избежание всевозможных непредвиденных задержек атаки из-за минных полей.
Организация: Организация воинских подразделений танкового полка «Пантер» была признана успешной, но численность колесной техники можно было бы отчасти сократить.
Обучение: Если времени на обучение недостаточно, то трудно ожидать успешных действий во время боев. Непосредственно перед сражением боевой состав не имел необходимых тактических навыков, которые были отработаны лишь только на уровне взводов. Это впоследствии выразилось в значительных неоправданных потерях в технике.
Глубокая эшелонированная насыщенная минными полями оборона русских также явилась результатом больших потерь. В результате, высшее командование высказало общее мнение, распространившееся в войсках: танк «Пантера» — бесперспективен!
Хотелось, все же, в заключение отметить, что танк, тем не менее, доказал свои положительные качества во время боевых действий. Большое число поломок, имевших место, было вполне ожидаемо от нового типа танка, впервые участвовавшего в боевых действиях. После устранения очевидных неисправностей в топливной системе и в двигателях, поломки не должны превышать допустимых норм. Таким образом, если не принимать во внимание собственные ошибки, то столь непривычно высокое число потерь можно вполне объяснить тяжестью боевых действий и высокой активностью противника».
Отчет дополняют замечания о работе отдельных элементов танка, которые небезынтересно привести:
«Орудие: Проблем при стрельбе не возникает. Точность наведения и бронепробиваемость хорошие. Удалось подбить 140 танков противника (по данным на 10 июля) с расстояния порядка 1500—2000 м. А один танк Т-34 был поражен с расстояния 3000 м. После третьего выстрела прицелом невозможно было пользоваться из-за чрезмерного задымления башни, вызывающего слезоточение. Необходим перископ наблюдения (Sehstab)! Несколько орудий вышли из строя в результате попадания пуль противотанковых ружей в ствол.
Дымовые гранатометы: Становились совершенно бесполезными, так как были сильно уязвимы от огня противника. Необходимо ускорить разработку скрытых систем.
Броня: Противнику не удавалось пробивать лобовую броню «пантер» даже при прямом попадании 76-мм бронебойного снаряда. 76-мм бронебойный снаряд пробивал орудийную башню, а также и корпус танка «Пантера» с расстояния 1000 м и более. В большинстве случаев танк после этого немедленно загорался, что объясняется большим количеством возгораемых материалов в его оснащении. При попадании снарядов и мин сверху на крышу корпуса и башни танка «Пантера», возникали внутренние повреждения из-за деформации брони.
Слабые точки: Кромки отверстий для стрельбы из личного оружия следует усилить, так как прикрывающие их лючки оказались уязвимыми при артобстреле. Это же относится и к люку для выброса стреляных гильз в левом борту башни. Крыша отделения управления оказалась уязвимой для снарядов, отражаемых от маски орудия. Часто это приводило к гибели или ранениям водителя и радиста. Усиление брони невозможно, так как это приведет к увеличению массы танка и, соответственно, к повышению количества механических поломок.
Действие мин: Более 40 «Пантер» в течение первых же дней боев подорвалось на минах. В целом при этом повреждались только четыре—шесть гусеничных траков и два—четыре опорных катка. На некоторых «Пантерах» минами были повреждены ведущие колеса. В некоторых случаях при подрыве на минах «Пантеры» загорались из-за наличия горючего на днище танка (подтекают топливные баки). Очень часто детонация при взрыве мин вызывает остановку двигателя танка.
Башня и корпус: Затруднительно пользоваться люком в командирской башенке, когда танк стоит на склоне или подожжен. Новая конструкция люков механика-водителя и радиста создавала множество проблем. Во время попаданий снарядов и мин в крышу, люки заклинивает и их невозможно открыть. Поэтому в большинстве случаев механик-водитель и радист не могут покинуть подбитую или горящую машину. Это заставляет их не закрывать люки, что, конечно же, ослабляет защищенность танка и приводит к неоправданным потерям.
Совершенно необходимо разработать систему прочистки оптических приборов наблюдения механика-водителя и радиста, которые в целом удовлетворительны.
Неисправности в топливной системе: Наиболее частыми оказались неполадки в топливных насосах — нарушение герметичности и дефекты мембран, повреждения трубопровода и линии подачи масла (в 52 батальоне 20 отказов по состоянию на 8 июля). В результате протечек горючего три танка загорелись (бензин вылился на пол машины). Отмечались случаи воспламенения «Пантер» при преодолении крутых склонов. В большинстве случаев возгорания были ликвидированы действиями экипажа или автоматической системой пожаротушения.
Неисправности двигателя: В течение рассматриваемого периода они оказались сверхнормативными. К 8 июля в 52 танковом батальоне было отмечено 12 случаев отказа двигателей. К возможным причинам поломок можно отнести как и еще недостаточную опытность водителей, так и недостатки конструкции. Кроме того, частая работа на повышенных оборотах вызывала перегрев двигателя и поломки карданной передачи. Впоследствии, правда, число поломок уменьшилось. Тем не менее, здесь есть над чем поразмыслить.
Трансмиссия: В целом работала надежно. В 52 танковом батальоне было отмечено всего лишь пять случаев».
 
По данным оберквартеймейстера 4 танковой армии, к 21 июля 1943 года в 39 танковом полку сложилась следующая ситуация с танками «Пантера»: 41 танк был боеспособен, 85 танков требовали ремонта, 16 танков отправили для капремонта в Германию, а 58 танков были безвозвратно потеряны (49 из них при отступлении были взорваны).
Данными об использовании «Пантер» 39 танкового полка в конце июля—августе 1943 года автор не располагает. Достоверно известно, что в период 21—31 июля полк получил на пополнение 12 новых «Пантер», прибывших из Германии. В начале августа 51 танковый батальон был включен в состав дивизии «Гроссдойчланд», получив на вооружение 96 новых «Пантер». Судьба 52 танкового батальона неизвестна, но по некоторым данным его танки участвовали в боях за Харьков в августе 1943 года.
Сразу же после начала контрнаступления наших войск на белгородском направлении группа офицеров Научно-испытательного бронетанкового полигона ГБТУ КА в составе: начальника полигона полковника Романова, начальника штаба полигона инженер-майора А.Иванова и старшего техника-лейтенанта Козлова, по заданию командующего Бронетанковыми и механизированными войсками Красной армии генерал-полковника Федоренко, произвела изучение и обследование танков «Пантера», подбитых в оборонительных боях на Воронежском фронте.
Обследование производилось с 20 по 28 июля 1943 года на участке прорыва нашего фронта немецкими войсками вдоль шоссе Белгород — Обоянь шириной 30 и глубиной 35 километров. Всего был осмотрен 31 танк «Пантера». На основании этих материалов был составлен отчет «Борьба с немецкими тяжелыми танками «Пантера». Он интересен тем, что это первый документ такого рода и содержит некоторые интересные статистические выкладки.
Так, из 31 осмотренной «Пантеры», было подбито артиллерией 22 танка (71%), из них:
в лобовую часть корпуса — 0 (0%);
в башню —4(18%);
в борт корпуса — 13 (59%);
в корму корпуса — 5 (23%).
Кроме того, подорвалось на минах — три танка (10%), разбит прямым попаданием авиабомбы— один танк (3%), застрял на стрелковом окопе — один танк (3%), вышло из строя по техническим причинам четыре танка (13%).
Из 22 «Пантер», подбитых артиллерийским огнем, десять танков сгорело, что составляет 45% от общего числа подбитых танков. В отчете особо отмечалось, что «при попадании снаряда в моторное отделение, независимо от места входа снаряда (борт или корма), танки «Пантера» горят».
Всего на 22 «Пантерах» было насчитано 58 снарядных попаданий, которые распределились следующим образом:
а) в лобовую часть танка — 10 попаданий (все рикошетировали);
б) в башню — 16 попаданий (сквозные пробоины);
в) в борт — 24 попадания (сквозные пробоины);
г) корма — 7 попаданий (сквозные пробоины);
д) пушка — 1 попадание (ствол пробит).
Как видно, наибольшее количество попаданий (47) приходится на борт, башню и корму танков, что показывает на правильность действия противотанковых средств Красной армии и быстрое освоение ими способов борьбы с новыми танками «Пантера».
Одна «Пантера» (бортовой № 441) после отхода немцев подверглась пробному обстрелу из 76-мм пушки танка Т-34. Всего было сделано 30 выстрелов бронебойными снарядами с дистанции 100 метров, из них 20 по верхнему и десять по нижнему лобовым листам. Верхний лист пробоин не имел, все снаряды срикошетировали, в нижнем листе была только одна пробоина.
На основании осмотра подбитых «Пантер» было сделано заключение, что они поражаются:
«а) противотанковым ружьем — в нижний бортовой лист корпуса с дистанции 100 метров и ближе (под прямым углом);
б) подкалиберным снарядом 45-мм пушки — за исключением лобовой части;
в) бронебойным снарядом 76-мм пушки — за исключением лобовой части;
г) бронебойным снарядом 85-мм зенитной пушки;
д) противотанковыми минами (гусеницы)».
Небезынтересно привести «Выводы», содержащиеся в отчете:
«1. На Белгородском направлении немецкие войска в период своего наступления в июле месяце 1943 года впервые применили тяжелые танки «Пантера». Танки T-VI «Тигр» применялись в незначительном количестве. Танки «Пантера» применялись на всем периоде наступления, а танки «Тигр» только в начальный период наступления.
2. Тяжелый танк «Пантера» является более мощным танком, чем танки Т-34 и KB и имеет преимущество в лобовой защите и артиллерийском вооружении. Необходимо отметить, что у танка «Пантера» смотровые отверстия водителя и радиста закрываются крышками заподлицо с лобовым листом, поэтому снаряды от них рикошетируют. В танке Т-34 верхний лобовой лист ослаблен за счет выступающих люка механика-водителя и маски курсового пулемета. Попадание снарядов в эти места вызывает разрушение верхнего лобового листа.
3. Тактика применения танков «Пантера» имеет следующие особенности:
а) танки используются в бою в основном по дорогам или в районе дорог;
б) танки «Пантера» не применяются отдельно, а, как правило, их эскортируют группы средних танков T-III и Т-IV;
в) танки «Пантера» открывают огонь с дальних дистанций, используя свое преимущество в артиллерийском вооружении, стремясь не допустить к сближению наши танки;
г) во время атаки «Пантеры» двигаются в одном направлении, не меняя курса, стремясь использовать свое преимущество в лобовой защите;
д) при обороне танки «Пантера» действуют из засад;
е) при отходе «Пантеры» отходят до ближайшего укрытия задним ходом, стремясь не подставлять борта под артиллерийский огонь.
При отходе немцы все подбитые и неисправные танки «Пантера» взрывают. Подрыв производится специальным зарядом, возимом на танках. Заряд имеет детонатор, поджигаемый через бикфордов шнур, шнур зажигается специальным зарядом.
75-мм танковая пушка обр. 1943 года, установленная на танке «Пантера», поражает наши Т-34 с дальних дистанций 1—1, 5 километра».
После проведения осмотра, одна «Пантера» (№521) была отправлена в Москву, на выставку трофейной техники, а другая (№824) — на опытный завод №100 в Челябинске для всестороннего изучения и испытания.
В августе 1943 года в районе боев на Курской дуге работало еще несколько комиссий по изучению новых типов немецкого вооружения. Как минимум еще в двух отчетах приводились данные о танках «Пантера».
Так, в отчете «Новые типы немецких танков и штурмовых орудий», составленном 30 августа, приводились данные об осмотре 30 подбитых и захваченных «пантерах». Правда, сложно сказать, какие именно машины были осмотрены. Видимо, в эти данные вошли как танки, уже осмотренные в июле, так и подбитые в августовских боях.
Из общего количества 30 танков, 15 были подбиты артиллерийским огнем (имели пробоины главным образом от 45- и 76-мм снарядов), пять были подорваны немцами при отступлении из-за невозможности эвакуировать, три машины подорвались на минах, а семь были брошены противником из-за технических неисправностей. В отчете отмечалось, что все осмотренные «Пантеры» имели неповрежденным верхний лобовой лист, что говорило о его высокой снарядостойкости. Вместе с тем, листы кормы и бортов корпуса, а также башни легко пробивались 76- и 45-мм снарядами. Даже маска пушки, толщиной в 100 мм, у двух «Пантер» имела пробоины от 76-мм бронебойных снарядов. Отмечалось также, что «танк «Пантера» имеет серьезные недостатки в системе питания двигателя, так как сотрясения от попадания снарядов в броню вызывали течь бензо- и маслопроводов». «Отчет о действиях советской артиллерии на Курской дуге», датированный 15 сентября 1943 года, также содержит сведения об осмотре подбитых и захваченных «пантер». Правда, ничего принципиально нового к уже изложенному он не содержит, за исключением одного.
В отчете сказано, что все танки «Пантера» осматривались «в районе прохоровского плацдарма». Там же была определена граница этого плацдарма: «Верхопенье (искл.), Кочетовка, Сторожевое, Мохово, Жимолостное, Ново-Осконное (искл.), Сабонино». Если взглянуть на карту, то легко увидеть, что «прохоровский плацдарм» включает в себя практически весь район прорыва немецкими войсками обороны Воронежского фронта. В него «попадают» не только полоса действий 2 танкового корпуса СС, наступавшего непосредственно на Прохоровку, но и полосы 48 и 3 танковых корпусов, действовавших севе-ро-восточнее и южнеее Прохоровки соответственно. Видимо, отсюда и пошла «гулять» легенда о том, что танки «Пантера» действовали непосредственно в районе Прохоровки в составе 2 танкового корпуса СС.
Из воспоминаний начальника штаба 48 танкового корпуса Ф.Меллентина в своей книге «Танковые сражения 1939—1945 гг.»: «Танки типа «Пантера» не оправдали возлагавшихся на них надежд: их легко можно было поджечь, системы смазки и питания не были должным образом защищены, экипажи не имели достаточной подготовки. Из всех «Пантер», принимавших участие в боях, к 14 июля 1943 г. осталось только несколько машин».
Данные о самовозгораниях «Пантер»:
1. Двигатель тут совершенно ни при чём.
2. Виновата была топливная система (а именно уплотнитель бензонасоса, который подтекал).
3. Причина была устранена после обнаружения (доклады и анализ неисправностей «Пантер» в ходе операции «Цитадель» тому способствовали).
4. Были устранены также и другие недостатки системы питания и смазки (течь от сотрясения в результате попаданий снарядов).
5. Более этими проблемами «Пантера» не страдала.
 
В одном из последних боев «Пантер» последние два танка 11-й добровольческой дивизии СС «Нордланд» 2 мая 1945 года возглавили попытку остатков берлинского гарнизона вырваться из окружения и избежать пленения советскими войсками. Даже несмотря на то, что обе «Пантеры» были выведены из строя, они смогли пробить крошечную брешь в советском окружении, что позволило нескольким сотням солдат гарнизона отойти с боями на запад и сдаться американцам.
http://bronia.org
http://www.smallafv.nn.ru
http://www.meshwar.wistcom.ru
http://www.ostpanzer.asty.ru
http://www.battlefield.ru
http://blogwar.ru
http://users.i.com.ua
http://cardarmyru.18.com1.ru
http://rkka.ru
http://tank.uw.ru/
http://www.vokrugsveta.ru
http://www.kubinka.ru/
http://forum.chebnet.com
http://forums.airbase.ru
http://forum.33b.ru
http://gspo.ru
«Вооружение и тактика войск СС», С. Харт, Р. Харт., Эксмо, Москва, 2006.


Источник: см. выше.

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Вот это уже интереснее!!!+

Ответить

Назар Минаич

Спасибо!Вот это не читал!+

Ответить

Назар Минаич

Слышал,что у Пантеры невозможно провернуть вручную башню если крен составляет больше 15 градусов.

Ответить

Борман

Верно, у "Тигра" крен при котором возможно вручную поворачивать башню ещё меньше. Однако такой же проблемой страдал и ИС-2 и, в меньшей степени, Т-34-85. Всё это вызвано несбалансированностью башни - пушка перевешивала, а противовес городить - утяжелять конструкцию.

Ответить

Назар Минаич

Да, именно по этой причине.Про ТИГР Б тем паче!Если сравнить кол-во оборотов маховика и градусы поворота башни-волосы седеют

Ответить

в заголовке поправь на "ОбстРелов"

Ответить

Борман

Да теперь уже поздно. Заметил, когда опубликовал.

Ответить

Torin

интересно почитать про тяжелые танки аля ИС-2

Ответить

Борман

Люди, третью часть имеет смысл опубликовывать?

Ответить


Борман

Хорошо. Скорее всего послезавтра.

Ответить

Назар Минаич

А какие там машины будут

Ответить


Борман, ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!!!!!!!
Ждём с нетерпением третью часть!!!

Ответить

Agen Smith

Некоторое недоумение вызвал пассаж, будто бы штурмовая авиация против "Пантер" была малоэффективна. С появлением ПТАБ-1,5 и ПТАБ-2,5 для любых немецких танков налеты авиации были смертельными.Следует упомянуть еще РРАБы - специальные контейнеры,по сути обычные железные бочки,наполненные ПТАБами и мелкими зажигательными бомбами.Они были надпиленны по бортам,и снабжены стабилизаторами которые раскручивали эту бомбу и высыпали ее содержимое на скопление техники.Здесь даже штурмовиков не надо было - годились и Пе-2.

Ответить

Борман

А фиг его знает, почему так. Не сам же я придумал эту фразу: "Использование штурмовой авиации против PzV в основном не приносило особых успехов." Видимо былы какие-то причины этому (редкое применение, неумение использования, да мало-ли что).

Ответить

ну не ты придумал, другой какая разница, кто придумал.

Ответить

Борман

Да, может, кто-то и не придумал, а просто у него какие-либо факты и документы были.

Ответить

Agen Smith, бомбы - это круто, вот только ими ещё попасть надо куда следует. Бомбометание с Ил-2 было почти неприцельным. Авторы материала наверное имели в виду следующее: штурмовая авиация пользовалась не только и не столько ПТАБами, сколько обычными ФАБ. Но если поразить танки типа Т-3 или Т-4 с помощью ФАБ ещё можно было, если бомба разрывалась в нескольких метрах от танка, то Пантере даже не это было пофиг.

Ответить

Agen Smith

Наши ПТАБы весили 1,5 - 2,5 кг.Это же гранаты с кумулятивным зарядом и со стабилизатором.Их не нужно было метать прицельно. Штурмовики их брали боле сотни штук и просто высыпали над танковой колонной - и все танки горели.Если конечно, перед этим не успевали сбить штурмовики.

Ответить

Блин, опечатался :"даже НА это"

Ответить

Ну да, чем дальше в прошлое тем больше его знатоков становится.
особенно порадовал пассаж о нехватке у немцев дизтоплива как одной из важных причин отказа от копирования нашей 34-ки, вот типа безина у них хватало а дизтоплива нет, да и остальное из той же серии думается.

Ответить

Борман

Дизтопливо у немцев шло на нужды флота, подводные лодки (в основном) и катера. Причём дизтопливо было нельзя синтезировать, его получали только из нефти, отсюда и нехватка. А вся остальная техника (включая танки и самолёты) спокойно работала, в основном, на СИНТЕЗИРОВАННОМ из угля топливе.
Так, что читай книжки.

Ответить

На мой взгляд верные факты соседствуют в статье со спорными, а то и вовсе неверными.
Не пойму также слов "лукавили","претезии" - кому американцы предъявляли претензии, перед кем лукавили? Им, в качестве союзнического сотрудничества, предоставлили на испытания образцы советских танков, они их добросовестно обкатали. На этом данная история закончилась - к чему огород городить?
-------------------------------------------------------
Вообще-то у немцев был недостаток как бензина, так и диз.топлива. Но как-то так у них сложилось, что диз.топливо шло в основном на нужды флота, а бензин - вермахту и люфтваффе.

Ответить

Борман

Ну, убирать комментарий Михаила Свирина к Абердинскому отчёту, посчитал неправильным. Всё-таки М. Свирин автор многих статей и монографий о бронетанковой технике, в т.ч. и о Т-34.

Ответить

Борман

А почему так сложилось по топливу, см. выше.

Ответить

Сдается мне, г-н Борман, что приведенный в начале статьи коментарий - вольное толкование слов Свирина, либо его очень старые записи. Во всяком случае, многое противоречит словам Свирина из его последних статей и книг.
Например, "В 1942-м была принята шестигранная башня увеличенных размеров" - никак не согласуется с данными, приведенными им в книге "Броневой щит Сталина история советского танка 1937-1943)" - стр. 408. В книге Свирин пишет, что шестигранная башня не была более просторной, чем старая (забронированный объем почти одинаков), её преимущество - в большей технологичности производства. Это действительно так - более просторную башню нельзя было поставить на тот же погон.
-----------------------------------------------------
О топливе. Действительно, немцы не умели изготавливать сентетическое дизтопливо, а синтетический бензин - умели. Однако, доля синтетического бензина не превышает четверти всего топлива, потребленного вермахтом за годы войны. главным источником бензина (как и дизтоплива) оставались импорт и поставки из оккупированных стран и стран-сателитов. значит, были и какие-то другие причины для отказа использовать дизели в танках.

Ответить

Борман

Завтра выложу последний пост на эту тему. Там как раз будут выдержки из отчёта по сравнению бензинового двигателя и дизеля НАШИМИ же специалистами ГБТУ КА от 1943 года. И причины станут понятны.

Ответить

Борман

По башне Т-34: у Т-34-76 было масса разновидностей и модификаций башни (литые, сварные, зависели от конкретного завода из-за различной технологии) и шестигранная башня на самом деле была внешне (значит, наверное и внутри) больше, чем выпускавшиеся до неё.
Эх, блин, придётся поковыряться и слепить пост по Т-34 и указать все типы башен.

Ответить

Agen Smith

Кстати,американцы вряд ли могли жаловаться на недостаток дизельного топлива - однако в свои танки ставили в основном бензиновые двигатели.
Есть сборник воспоминаний под редакцией Артема Драбкина - "Я дрался на Т-34",так там в сопроводительной статье специалиста-танкиста проводится мысль, что пожаробезопасность танков с дизелями (на что в основном и упирают фанаты нашего В-2)- это миф.
Скорее всего,у немцев просто не было подходящих танковых дизелей, а разрабатывать в разгар войны новые не имело смысла.

Ответить

Борман

По поводу отсутствия подходящих двигателей см. пост http://gorod.tomsk.ru/index-1201157940.php
про "Пантеру". Там как раз сначала планировалось установить ДИЗЕЛЬНЫЙ двигатель Daimler-Benz MB507 мощностью 850 л.с. И отказались именно из-за дизтоплива (подводные лодки много его потребляли).

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.