Регистрация Вход
Город
Город
Город

Гиль (Родионов) и его «Дружина»

В марте 1942 года в лагере для военнопленных в Сувалках под патронажем организации «Цеппелин» была создана «Национальная Партия Русского Народа». Инициатором создания партии стал подполковник Красной Армии Владимир Владимирович Гиль, бывший начальник штаба 229-й стрелковой дивизии, попавший в плен у г. Толочин в бессознательном состоянии. В лагере Гиль получил должность коменданта и пользовался поддержкой начальника лагеря штурмбанфюрера СС Шиндовского. По информации органов госбезопасности БССР, в плену Гиль закончил спецшколу СД в Берлине, впоследствии был награжден двумя Железными крестами за борьбу с партизанами.

Помимо Гиля, взявшего псевдоним Родионов (далее по тексту будет идти как Родионов), в руководящий блок организации вошли капитан Блажевич, Глазов, Гурьянов, полковники Егоров (Румянцев), Рубанский, Шепетовский, майор М.А. Калугин, капитан Ивин.

Впоследствии название партии поменялось на "Боевой Союз Русских Националистов" (БСРН).

Кандидаты в члены БСРН при вступлении в Союз заполняли специальную анкету, получали членский билет и давали письменную присягу-клятву на верность Союзу. Первичные отделения Союза именовались "боевыми дружинами".
Программа Союза включала в себя следующие положения о строительстве «грядущей России»:

«Будущая Россия должна быть националистической, народам, населяющим Украину, Белоруссию, Прибалтику и Закавказье предоставляется право на самоопределение и выделение в самостоятельные государства под протекторатом Великой Германии. У будущей России должен быть новый порядок, основанный по принципу нового порядка в Европе. Власть в России должна принадлежать правителю, назначенному Гитлером. Для законодательной власти выбирается государственный совет, который утверждается правителем. Им же назначаются министры, осуществляющие исполнительную власть на местах. Колхозы упраздняются, а вся земля, им принадлежащая, передается в частное пользование. В области торговли поощряется частная инициатива.

Мелкая промышленность передается частному капиталу, средняя будет находиться в руках акционеров, а крупная ликвидируется вовсе. Россия должна быть аграрной страной.

Религия отделяется от государства и от школы, но поддерживается государством. Образование в России будет только начальное и сельское. высшее…».

В апреле 1942 года все члены БСРН были переведены в предварительный лагерь "Цеппелина", размещавшийся на территории концлагеря "Заксенхаузен". В то же время был создан Центр БСРН. Он разделялся на четыре отдела: разведки и контрразведки (подготовка агентуры), по военным делам и две группы подготовки кадров. Каждым отделом руководил официальный сотрудник "Цеппелина". Центру БСРН подчинялись территориальные центры, располагавшиеся во всех оккупированных областях СССР и в лагерях военнопленных. Постепенно эти подразделения (за исключением одной группы подготовки кадров) покинули лагерь, второй отдел кадровой подготовки был размещен в "20-м лесном лагере СС" в районе г. Бреслау, где шла подготовка руководителей особых лагерей.

Вторая группа подготовки кадров БСРН стала дислоцироваться в районе г. Бреслау, где в "Вальдлагере СС-20" готовили руководящий состав особых лагерей.

Пропаганда идей Союза велась в лагерях в Заксенхаузене, Освитце, Бреслау, Хаммельбурге и Волау. Освитцкую организацию Союза возглавлял бывший майор танковых войск Егоров, в Заксенхаузене. подполковник Орлов, состоявший ранее в Русской Трудовой Национальной Партии. Позднее, в связи с переходом Орлова на должность начальника штаба, его заменил князь Голицын. Политической школой в Заксенхаузене руководил подполковник Рубанский.

Осенью 1942 года Родионову было предложено провести переговоры с бывшим генералом Бессоновым, также сотрудничавшим с "Цеппелином". В случае достижения договоренности рекомендовалось слить обе организации. Прибывшему в Зандберг представителю БСРН Шепетовскому Бессонов заявил, что в настоящее время занимается вопросами теории и объединяться не намерен, несмотря на общность мыслей. 24 марта 1943 года руководящий комитет в полном составе вместе с представителями немецкого командования выбыл в Берлин, где после переговоров Родионова с руководством "Цеппелина" решился вопрос об организации отряда (дружины) для участия в борьбе против Красной Армии.

Для ведения пропагандистских передач был организован «Радиовещательный центр Боевого Союза», фактически от него не зависящий, поскольку программа передач, составлявшаяся немцами, даже не согласовывалась с Родионовым.

Военная группа в количестве 100 человек выбыла в район г. Парчев (Польша), где функционировал особый лагерь "Цеппелина".
Здесь к июню 1942 года было сформировано боевое подразделение 1-й Русский национальный отряд СС, или "Дружина № 1", численностью около 500 человек под командованием Родионова. Отряд состоял из трех рот и подразделений обслуживания. Первая рота была укомплектована бывшими офицерами РККА и использовалась как резерв для развертывания других подразделений. Личный состав был одет в чешскую военную форму (как и все активисты "Цеппелина"), знаки различия были аналогичны войскам СС, однако погоны были собственного образца, на обшлагах мундиров офицерского состава имелась черная лента с надписью "За Русь!". На вооружении насчитывалось 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов, 20 минометов.

Местом дислокации был Парчев, затем специальная база в лесу между вышеупомянутым городом и г. Яблонь. Здесь «Дружина» провела антипартизанские операции в Парчевских лесах. В ходе этих боев "дружинниками" было уничтожено до полутора тысяч человек. В оперативном подчинении "Дружина № 1" находилась у командования оперативной группы "Б" полиции безопасности и СД, по заданию которой несла охрану коммуникаций, а уже в середине августа была переброшена под Смоленск, разместившись близ Старого Быхова, в марте 1943 г. прибыла в белорусское местечко Лужки.

К тому времени особый отдел БСРН влился в разведшколу "Цеппелина", располагавшуюся также в г. Яблонь.

В январе 1943 года в Бреславле была проведена конференция организаций БСРН. В ней участвовало 35 делегатов.
Здесь руководством БСРН было выдвинуто предложение о начале формирования из военнопленных 3 корпусов: 1-й для борьбы с партизанами, 2-й. для фронта, 3-й. для заброски в советский тыл. После конференции Гиль вызывался в Берлин, но поездка его результатов не принесла, так как к тому времени немцы уже сделали ставку на генерала Власова.

Примерно в это же время в особом лагере СС "Гайдов" (по другим данным в "Сталаге-319") около г. Люблина была сформирована "Дружина № 2", (2-й Русский Национальный Отряд СС) численностью в 300 человек, во главе с бывшими капитанами Красной Армии Андреем Эдуардовичем Блажевичем (или Блазевичем, бывшим начальником штаба артиллерийского полка РККА), Алелековым и Макаренко.

Примкнул к формированию и «Особый отряд СС» из г. Бреславля. Ближайший сподвижник Власова Сергей Фрелих в своих воспоминаниях пишет о Блажевиче: «…Я ему не доверял, выяснив, что в Советском Союзе он служил в частях НКВД. Сотрудничество с НКВД отпечаталось на характере Блашевича (так в тексте): он был бессовестным, твердым, неискренним и умел заслужить доверие своих немецких начальников своим жестоким поведением по отношению к русскому населению и взятым в плен партизанам».

Осенью 1942 г. Родионов,имея звание оберштурмбанфюрера СС, оказался в Беларуси во главе русской национальной "Дружины", насчитывавшей около тысячи бойцов. Совместно с гитлеровцами его "Дружина" вела бои против партизан в Могилевской области.Он пытался действовать самостоятельно.Однако немцы не собирались терять контроль над "Дружиной". В ее составе находились немецкие офицеры, действовала разветвленная сеть СД, которой руководил генерал Богданов, бывший командир 48-й стрелковой дивизии РККА. В марте 1943 г. родионовцев перебросили в Плисский район, объединив со второй "Дружиной".Был создан 1-й Русский национальный полк СС . Родионов стал его командиром, а Блажевич - начальником штаба. Полк насчитывал 1200 рядовых и 150 офицеров. На вооружении, помимо винтовок и пистолетов, состояло около 200 автоматов, 95 пулеметов, 18 минометов, 60 орудий
 Родионов добился разрешения оккупантов проводить вербовку добровольцев, чтобы пополнить ряды части. Проходила она весьма своеобразно. Один из очевидцев вспоминал: "Сильный отдел родионовцев прибывал в волостной центр и приказывал старостам собрать на следующий день всех молодых людей на антикоммунистический митинг. За неявку - расстрел. На митинге выступали офицеры-агитаторы, стиль которых мало чем отличался от того, каким пользовались советские политруки. Разве что вместо "советская родина", "коммунизм", "вождь Сталин", звучало: "Россия", "новая Европа", "фюрер Гитлер". А в конце такого митинга "политрук" объявлял, что все присутствующие являются "добровольцами русской армии". За это время толпу окружали вооруженные до зубов родионовцы, и под аккомпанемент дикого мата начиналось формирование колонн, отбирали документы, без которых нигде нельзя было показаться из опасения, что тебя примут за партизана".

Местная белорусская администрация враждебно отнеслась к такой деятельности и по мере возможностей ей препятствовала. Когда офицер полка Лазорев в Шарковщине под угрозой оружия загнал в казармы более сотни человек, объявив их "добровольцами", глава уезда Михась Зуй потребовал отпустить всех насильственно мобилизованных и обратился за помощью к немецкому коменданту. Того мало волновала судьба белорусских парней, и он не стал вмешиваться. Но Зуй не успокоился. Он поехал в Минск и добился встречи с генеральным комиссаром Вильгельмом Кубе. Гауляйтер направил в Шарковщину распоряжение прекратить насильственную мобилизацию. Вернувшись домой, Зуй немедленно распустил новобранцев по домам. Лазорев пытался привлечь к делу СД и наказать главу уезда как "врага рейха", но Родионов признал правоту Зуя.
И все же ему удалось увеличить состав полка более чем в два раза, после чего он был переименован в 1-ю Русскую национальную бригаду СС.
Бригада включала в себя: три строевых и один учебный батальоны, автороту, батареи минометов и орудий, пулеметную роты, учебную роты, роты боепитания, 2-х кавалерийских взвода, комендантский взвод, санчасть, хозчасть, штурмовую роты, саперный взвод, роту связи и взвод полевой жандармерии, организованный по инициативе Блажевича. Знамя бригады представляло собой огромное черное бархатное полотнище с изображением "Адамовой головы" золотистого цвета.

Помимо бывших советских офицеров на некоторых должностях осели эмигранты: капитан Дамэ. впоследствии после развертывания батальонов начальник штаба 1-го полка, командир артбатареи полковник, князь Святополк-Мирский, офицер контрразведки. бывший офицер-деникинец штабс-капитан Шмелев, граф Вырубов и другие.
Бригада совместно с немецкими частями выступила в район Бегомля и Лепеля для ликвидации партизанских отрядов. Здесь-то и проявились "боевые" качества родионовцев. Понеся в боях большие потери, бойцы вымещали злобу на беззащитном населении: карательные отряды уничтожили свыше 4 тыс. местных жителей и более 3 тыс. угнали в Германию.
Хорошо вооруженная и на первых порах дисциплинированная бригада вела с переменным успехом бои против партизанских отрядов,но общая обстановка на Восточном фронте постепенно оказывала влияние на личный состав.

Сам Родионов стал меняться в худшую сторону. Проявление необыкновенной жестокости и пьянство усугублялись еще и тем, что роль постоянного наушника и секретаря исполнял Блажевич. Пара этих «командиров» занималась расстрелами пленных и несогласных. Например, 18 апреля 1943 года Родионов приказал лейтенанту Полферову расстрелять за слушание московского радио 13 человек из бригады, среди которых находился лейтенант Мех. 28 мая 1943 года по приказу Гиля был расстрелян лейтенант, Герой Советского Союза и бывший депутат Верховного Совета СССР Сироткин. 4 апреля Гиль вместе с Блажевичем убили майора Кузнецова. бывшего начальника отдела кадров Черноморского флота.

Начав 2 мая 1943 года при поддержке немецких войск наступление на партизан Бегомльской зоны, "Дружина" понесла большие потери в личном составе и вооружении. Это обстоятельство, наряду с провалом немецкого летнего наступления, еще более усилило стремление военнослужащих к переходу на сторону партизан.

Оберштурмбанфюрер Аппель докладывал своему руководству о состоянии "Дружины":

«Положение в Дружине требует вмешательства со стороны высших инстанций…Дружина развилась в таком направлении которое свойственно русским при их мании к величию.

В то же время замечено возрастающее недовольство направленное против Германии… Активисты  Дружины  находятся под влиянием праздношатающихся по лагерю русских, они ведут свободную жизнь бандитов, пьют и едят вдоволь и совсем не думают о предстоящей деятельности Дружины… Такое положение создает опасность для политики империи…»

Родионов понимал, что его планы потерпели крах, что ни о какой "Новой России" немцы и не думают. Да и само родионовское войско с каждым днем все больше напоминало бандитскую шайку, его солдаты стали чужими для всех. Немцы им не доверяли, местное население боялось.
Как только "Дружина" появилась в районе Докшиц, она приковала к себе пристальное внимание командования партизанской бригады "Железняк" и Бегомльского подпольного РК КП(б)Б. Партизаны и подпольщики развернули среди родионовцев агитацию, целью которой было организовать их переход на сторону партизан. В дружине постоянно появлялись советские листовки и воззвания.

В начале июня 1943 года партизаны адресовали свои послания всем командирам "Дружины'.Они написали ответы:Богданов утверждал, что пока жив, будет бороться с большевизмом,Волков признавался, что готов служить хоть черту - "лишь бы были бабы и водка",Орлов предполагал: в случае перехода обязательно попадешь в руки НКВД.Было послание и для Родионова. Вскоре после этого в штаб бригады "Железняк" прибыл связной, который привез записку от Родионова: "Бандиты! Переходите на нашу сторону! Водкой и хлебом накормлю!". На обратной стороне послания партизанский комбриг Иван Титков написал: "Советские войска наступают. А куда вы, предатели, побежите? Под землей найдем и заставим держать ответ перед советским народом за все ваши зверства".

После этого первого обмена заявлениями завязалась довольно прочная переписка между командирами враждующих формирований.Связной, доставлявший письма, получил от партизан своеобразную "охранную грамоту", а Родионов выдал ему кавалерийскую лошадь и седло.
Комбриг еще не раз получал подобные первому послания от Родионова, только более объемные. Через некоторое время партизаны предложили провести переговоры. Они состоялись, но прошли безрезультатно. После них штаб партизанской бригады принял решение усилить натиск на гарнизоны, которые охраняли подразделения "Дружины". Родионов в свою очередь развернул масштабное наступление против партизан. Но работа подпольных агитаторов не прошла бесследно - из "Дружины" на сторону партизан стало переходить все больше и больше перебежчиков.
Масла в огонь подлили и сами немцы, разместив на станции Парафьяново близ места дислокации "Дружины" части 2-го немецкого полицейского полка и частей СС, усиленные бронетехникой и артиллерией. В "Дружине" решили, что части прибыли для ликвидации русского соединения.
Теперь у Родионова не было другого выбора: либо в лес, либо обратно в лагерь. Он вновь обратился к Титкову с предложением о переговорах.

Утром 16 августа 1943 г. в д. Будиловка состоялась встреча двух комбригов. Родионов соглашался перейти на сторону партизан, если бригада будет сохранена как отдельная боевая часть под его командованием, а командный состав останется на своих местах.
Родионову пообещали полную амнистию за разоружение бригады, сдачу ее антибольшевистских кадров и уничтожение всех немецких военнослужащих. В числе требований также выдвигалось условие выдачи бывшего генерал-майора П.В. Богданова и гауптштурмфюрера СС графа Мирского.
В тот же день Родионов огласил следующий приказ (приводится в сокращении):

"1.С этого числа бригаду именовать Первой русской антифашистской бригадой.

2.Вменяю в обязанность каждому воину бригады безжалостно истреблять фрицев до полного их изгнания с русской земли.

3.С этого числа приветствие "Хайль Гитлер!" отменить, приветствовать поднесением руки к головному убору.

4.Все фашистские знаки - свастики, черепа и прочее - отменить.

5.Поздравляю офицеров и солдат с присоединением к борьбе за нашу великую Родину. Слава русскому народу!".
Части бригады уничтожили немецкий штаб связи и своих «ненадежных» офицеров: капитана Москалева, старшего лейтенанта А. Полферова и других. Командир офицерской роты полковник Петров лично застрелил А.Э. Блажевича. Генерал-майор Богданов и эмигранты были переданы партизанам и 20 августа их самолетами вывезли в Москву (расстреляли их уже после окончания войны).
Переход на сторону партизан родионовцы отметили разгромом гарнизона в Докшицах. Сделать это было нетрудно. Немцы ничего не знали об измене вчерашних союзников и даже не успели оказать сопротивления. Захватив пленных и трофеи, Родионов с тысячей своих бойцов, имея 4 орудия, 21 миномет и 66 пулеметов, двинулся к железнодорожной станции Крулевщизна. Ее гарнизон насчитывал около 600 человек (треть из них составляли рабочие строительной организации Тодта, пожилые люди, не годные к строевой службе), 4 пушки, 30 пулеметов. Здесь тоже ничего не знали о событиях в бригаде, но насторожились, увидев огромный столб дыма над Докшицами. Гарнизон был приведен в боевую готовность. Чтобы усыпить бдительность врага, Родионов приказал развернуть полковые знамена со свастикой. Начальник гарнизона выехал навстречу колонне и потребовал сообщить ему маршрут и цели движения. Майор Шепелев попросил его зайти в ближайший дом для доклада и там застрелил. Тем временем бригада развернулась в боевые порядки и атаковала гитлеровцев. Несмотря на внезапность атаки и численный перевес, добиться успеха не удалось. Немцы оказали упорное сопротивление. Отдельные подразделения родионовцев, не выдержав, стали отходить. Тогда комбриг с автоматом в руках сам повел бойцов в атаку, которая и решила исход боя. Станция была полностью разрушена, захваченное оружие, боеприпасы и продовольствие вывезли в лес.

Переход Родионова к партизанам стал значительным событием. Это был первый за годы войны случай, когда столь крупное и хорошо вооруженное соединение (бригада насчитывала примерно 2,5 тыс. бойцов) перешло на сторону противника. В скором времени об этом стало известно в Берлине. Там даже говорили, что Родионов на самолете улетел в Москву, где его принял Сталин и лично наградил орденом. На самом деле никакого перелета не было, хотя 16 сентября 1943 г. Родионов действительно был награжден орденом Красной Звезды, и тогда же ему было присвоено звание полковника.
Но даже после этого комбриг продолжал чувствовать себя "чужим среди своих". Поэтому, стремясь доказать преданность советской власти, Родионов шел на неоправданный риск, бросал бригаду на самые опасные операции. Одна из самых известных - нападение на Вилейку. В ночь на 1 ноября одновременно с артобстрелом партизаны атаковали город. В первые 15-20 минут ошеломленные гитлеровцы не смогли оказать серьезного сопротивления, что позволило родионовцам ворваться в город. Но вскоре немцы перешли в контрнаступление, ввели в бой бронетехнику. Партизаны были вынуждены отступить, потеряв 70 человек убитыми и ранеными. В последующем 1-я антифашистская бригада разгромила еще ряд гарнизонов в деревнях Ободовцы, Шипы, Цагельня.

Весной 1944г. немецкое командование предприняло широкомасштабное наступление против партизан Полоцко-Лепельской зоны. Операция "Фрюлингсфест" (весенний праздник) стала самой крупной антипартизанской акцией за всю войну. В ней участвовало более 60 тыс. солдат и офицеров, большое количество военной техники. Руководил операцией гауляйтер Беларуси генерал-лейтенант Курт фон Готберг. Наступление началось 11 апреля. Бригаде Родионова пришлось вести бои с печально известным карательным батальоном СС Оскара Дирливангера. Силы были неравные, и партизанское командование приняло решение прорываться из окружения. 5 мая 1-я антифашистская, совместно с другими соединениями, пошла в прорыв под Ушачами. В бою Родионов получил тяжелые ранения и 14 мая умер от ран. Бригада потеряла 1 026 человек (больше половины личного состава) и фактически перестала существовать.
В живых из личного состава бригады остались только 442 партизана. Но и после этого 1-я Антифашистская бригада не прекратила свое существование. Из оставшихся в живых партизан были сформированы 4 отряда, которые продолжили свою боевую деятельность.
 

После перехода бригады Родионова к партизанам "Боевой Союз Русских Националистов" продолжал существовать, однако это предприятие уже исчерпало себя и скомпрометировало в глазах немецкой разведки.

 



Источник: http://bdg.press.net.by/dsp/2003/04/2003_04_02.15/15_15_1.shtml http://www.uniros.ru/book/soldaty/16.php http://peramoga.belta.by/ru/hronika_pobedy?id=272435

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

вов коллаборационизм

 

Комментарии:

Диоген

Не перестаю удивляться, насколько история и реальная жизнь богаче самых немыслимых представлений о ней.

Ответить

По теме коллаборационизма много интересного есть.Только не знаю стоит или не стоит продолжать выкладывать посты подобной тематики

Ответить

        Анатолий

...стоит ли?... если бывших,но вернувшихся в свои ряды и отдавших жизнь за правое дело предавать забвению,то останется тьолько хвалебная сторона событий и в следующем конфликте вражескакя агитация и методы принуждения будут продолжать делать своё дело, а вот возвращённых будет во сто крат меньше...

Ответить

"Осенью 1942 г. Родионов,имея звание оберштурмбанфюрера СС, оказался в Беларуси во главе русской национальной "Дружины", насчитывавшей около тысячи бойцов"
- история про очередного приспособленца ??))

Ответить

putnik-ost

Molten Видимо партизанские комиссары и командиры из НКВД так не считали. Вот и получается что не всегда ситуация однозначная.

Ответить

Чтобы поставить точку в истории создания немцами "Боевого союза русских националистов", 1-й Русской Национальной бригады и 1-й Антифашистской бригады, прочтите книгу "Правда о Гиль-Родионове" в двух томах (1000 страниц), которую можно найти в Минске, в "Академкниге". В ней, со ссылкой на документы и воспоминания почти ста очевидцев, всесторонне характеризуется личность В.Гиль-Родионова, анализируются мотивы перехода бригады на сторону партизан, описывается ожесточенность дальнейших боев с немцами.

Ответить

        Алексей

Мой дед был в этом лагере но после 1944г, и успешно бежал.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.