Регистрация Вход
Город
Город
Город

Alina Orlova - литовский самородок музыкальной современности

"Поначалу я пела одна, используя лишь свой голос и аккомпонементом мне служило пианино. Но когда я загрузила свои песни в интернет, люди заинтересовались мной, и стали приглашать отыграть небольшие камерные концерты. Я выступала в кафе и других маленьких местах, куда люди приходили просто так, без всякой рекламы. Я стала получать гонорары от записей, но совершенно не хотела спешить. И вскоре я нашла музыкантов, по моему мнению, наиболее удачно подходивших мне, и мы записали альбом. Я нашла настоящую группу, с которой выступаю сейчас и безумно счастлива, что мы с ними на одной волне. Ведь я так боялась разногласий с музыкантами и продюсерами! Но все получилось"




Полное имя: Алина Орлова (настоящее имя Алина Орловская) / Alina Orlova. Место рождения: 28 июля, 1988, город Висагинас, Литовская ССР.

О семье: "Папа поляк, родился в Литве. Он литовский поляк. Это не те поляки, что живут в Польше. У них и язык отличается от польского, он уже ближе к белорусскому. Мама родилась в Воронеже. Когда родители были маленькими, их семьи переехали в Казахстан. Там они жили в одном доме по соседству, подружились и потом уехали в Литву. Потому что Прибалтика — это было тогда круто. В моем родном городе Висагинасе тогда строилась атомная станция, которую в этом году закрыли. Висагинас — совсем русский город. Он был построен при Игналинской АЭС. Папа участвовал в строительстве АЭС и в ее закрытии. Он обычный рабочий. Сейчас он работает с радиоактивными отбросами, там такие большие контейнеры, которые с помощью кранов помещают в воду. В семье мы говорим по-русски, но меня и брата родители отдали в литовскую школу. Это странное решение было, потому что в моем городе пять русских школ и всего одна литовская. Большинство обучались в русских школах. Но я считаю, они правильно поступили. "













О процессе творчества: "Я сама не ищу ничего. Конечно, получается, много нового, но оно само как-то выходит. Я мало что обдумываю, не ищу специально нового звука, все происходит само-собой, так как меняюсь я сама, да и само время меняется. И звук становится другой..."













О себе: "Я долго думала и пришла к выводу, что национальности у меня нет. Я не могу назвать себя литовкой, во мне нет литовской крови; я не могу назвать себя русской — я говорю с акцентом, плаваю в грамматике, живу совершенно в другом мире. Это немножко грустно и болезненно — хотелось бы, конечно, иметь каких-то своих, всегда приятно говорить «мы». Но у меня никак не получается. Что, может быть, даже идет на пользу. Вообще все, что нелегко, творческому человеку идет на пользу."













О популярности: "Я играю уже давно, но каждый раз меня удивляет, что люди приходят, я не могу понять, почему им интересно то, что я делаю. Мне кажется, это вообще не совсем мое — люди, публика. Это хорошо, что они пришли, внутри я радуюсь, конечно. Я не знаю, как это происходит у других артистов, и я не могу себя до сих пор назвать ни артисткой, ни певицей — язык не поворачивается..."



















О названии первого альбома ("Дикая собака Динго" - взято из названия детской кники): "Это как раз не самая любимая книжка. Я реально даже не помню ее по сюжету. Название такое только потому, что мне оно очень нравится, и еще потому, что есть такие собаки, которые живут в Австралии, — они воют, воют мелодично. Это можно связать с тембром моего голоса. Ну и вообще — надо было как-то его назвать, я его и назвала. Я этому не придаю особо большого значения. А детская книжка... Ну вообще есть много хороших детских книжек. Я не знаю, насколько для детей писала Туве Янссон про этих муми-троллей, но вот ее книги я очень люблю. А персонаж... Он не из книжки — это домовенок Нафаня из мультфильма. Потому что он хороший..."
















О музыкальных стилях: "Музыка - это такая воздушная штука... Но если уж надо все это как-то назвать - пусть это будет "инди" либо "психо-фолк". Литовские журналисты меня часто огорчают своим невежеством, называя мои песни бардовскими. Я с ними не согласна, но что делать"







Об элементе театральности: "Вообще, элемент театральности мне очень нравится у других исполнителей, и я бы, возможно, сама была бы не против его задействовать в наших выступлениях. Но в жизни я за натуральность, и как-то так вышло, что и на сцене пока что получается то же самое. Да и к музыке нашей шоу всё-таки не особо подходит."










О вдохновении: "Может, прозвучит банально, но меня вдохновляет все - выражение лица старушки, продающей фиалки, стихи Ахматовой, тени пролетающих птиц на стене, обрывок фразы прохожего, улыбка подруги, головная боль, промокшие ноги, отражение собственного лица в грязном зеркале в ванной"
















О музыкальных амбициях: "У меня вообще нет амбиций. Я себя чувствую странно на интервью или на концертах, когда люди приходят и их много. Каждый раз меня это удивляет, мне кажется, что это случайно и временно. Я думаю, что это может исчезнуть в любой момент. И мне не будет очень грустно, хотя привыкаешь к вниманию, конечно. Но я спокойно могу работать в книжном магазине, или писать песни дальше, или рисовать. И мне будет хорошо..."



















О втором альбоме (Mutabor, 2010): "... хотелось чего-то нового, но новое не приходило или приходило не тогда, когда его ждешь. Пришлось отказаться от частых концертов, чтобы заняться альбомом. Конечно, это было чуть болезненно, но я очень рада, что все позади. Было страшно, что поставлена планка, ей нужно соответствовать, тебя ждут, нужно выдавать новый материал. Конечно, это давит на тебя — ты должен что-то делать, и делать не хуже, чем раньше."




Об обложке алюбома Mutabor: "Это в Эквадоре. Мы как-то с другом ездили в Латинскую Америку, и там был такой городок, где всякие воды лечебные. Там такая атмосфера особенная, и вообще мне это место очень понравилось. Оно с одной стороны грустное и заброшенное, но, с другой, и какой-то праздник там тоже присутствует..."



















О том как надо путешествовать: "Путевки, может, и бывают для пожилых и богатых людей, а мы ехали так, дикарями. Нам просто хотелось в Латинскую Америку, мы даже не знали точно, куда именно. Мы прилетели во Франкфурт и ждали там вот этих last minute билетов. Застряли там в аэропорту на три дня и три ночи. Попался билет достаточно недорогой в Эквадор - а мы даже и не знали, где это. Что за Эквадор? Или Никарагуа? Эта страна может и в Африке быть, а она, оказывается, в Латинской Америке. В общем, полетели и путешествовали месяц по Эквадору, месяц по Колумбии..."






















О журналистах: "...я не могу объективно посмотреть на себя – как смотрят слушатели, как смотрят журналисты. Я пою, и мне это кажется простым и ясным – так оно и есть – и всё! Я вижу, что так пишут журналисты – ну, значит, так оно и надо, пускай думают так – это неплохо, в общем. Хотя я сама думаю, что я никакая не инди да и особо не дива."
















О чем-то важном: "Самое важное, чтобы всегда было интересно и неожиданно. Необязательно, чтобы все было особо хорошо, вот если ничего не происходит — это плохо. Мне кажется, что-то особенное должно вокруг меня должно начать складываться, потому, как давно уже ничего не происходило существенного..."




О кавер-версиях песен: "Давно это было... Лет 17 мне было, наверно. Я что-то слушала, мне было интересно и приятно, и потом я эти песни играла. Просто есть песни, которые вдруг хочется попробовать спеть. Потом это записалось на концертах, я эти каверы уже давно не играю, а запись осталась, но никуда не денешься."




О влиянии музыки на людей: "В Париже я играла одна и в основном старые вещи. Во Франции было интересно, они там слушают как-то академично. Но в Париже на концерте как-то разгорячились даже неожиданно. Эффект от музыки везде один и тот же, если уж она действует - то действует одинаково. Ну, и в России же тоже не знают литовского. Я так поняла, литовского вообще никто не знает... Я, когда пою, я не чувствую, что пою людям. И им тоже, но не только им… Песни и музыка — самое магическое, что есть на свете. Самое явное и эмоциональное, самое простое искусство — оно сразу идет в сердце. Люди любят музыку, даже если слушают «бум-бум». Так всегда было..."


Источник: http://www.myspace.com/alinaorlova; http://alinaorlova.badtaste.ru/

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Я сказала, что не слышала её - это неправда, я много раз слышала О ней, мои друзья и знакомые периодически советуют друг другу Алину Арлову, Нино Катамадзе, Пелагею и других талантливых музыкантов. Не меломанка я, но Катамадзе и Пелагея мне конечно понравились, осталось открыть для себя Алину Орлову. Пост прозвучал в рубрике "Интернет Fm" в 9:15 на "Радио Сибирь", его можно послушать здесь http://radiosibir.ru/index.php?view=internetfm.

Ответить

shrrr

Отличный пост, далеко не картошка жареная. Совсем даже.

Ответить

Марта

Какие роскошные волосы и маленькие ручки)

Ответить

Мэгги

Кудрявый рыжик с волшебным голосом. Вначале слушала и наслаждалась, потом из любопытства погуглила фото. С тех пор преданно обожаю))

Ответить


Артём

Музыка не для меня, но девушка премилая.

Ответить

Стереотипа

Интересный стиль у нее, сказочный какой-то. Правда как из мумми тролля).
И музыка понравилась. Голосок тоненький, инопланетный.

Ответить

Интересно ))) У нас Свиридова, например, поет в такой манере )))

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.