Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее

Песни о Великой Отечественной войне

 

...Помните!

Через века,

            через года,—

помните!

О тех, кто уже не придет

                                       никогда,

— помните!

 

Не плачьте!

В горле

        сдержите стоны,

горькие стоны.

Памяти

              павших

                           будьте

                                        достойны!

 

Вечно

достойны!

 

Хлебом и песней,

Мечтой и стихами,

жизнью

             просторной,

каждой секундой,

каждым дыханьем

будьте

достойны!

 

Люди!

Покуда сердца

                      стучатся,

— помните!

Какою

ценой

завоевано счастье,

— пожалуйста,

                помните!

 

Песню свою

                 отправляя в полет,—

помните!

О тех,

кто уже никогда

                    не споет,—

помните!

 

Детям своим

                    расскажите о них,

чтоб

запомнили!

 

Детям

          детей

расскажите о них,

чтобы тоже

запомнили!

 

Во все времена

             бессмертной

                         Земли

помните!

К мерцающим звездам

                         ведя корабли,—

о погибших

помните!

 

Встречайте

                    трепетную весну,

люди Земли.

Убейте

           войну,

прокляните

войну,

люди Земли!

 

Мечту пронесите

                     через года

и жизнью

наполните!..

Но о тех,

кто уже не придет

                              никогда,—

заклинаю,—

помните!

 

(Роберт Рождественский, 1962)

 


 

   Вновь пришел май.  Для нашей страны он навсегда останется ПОБЕДНЫМ МАЕМ.  

   В майские дни мы чествует своих защитников и героев, желаем им здоровья и долгих лет жизни. И они вновь блеснут красой своих наград на парадных пиджаках, кофточках, гимнастерках, матросках и кителях.





   О них и для них написаны Владимиром  Ивановичем  Сергеевым стихи к песне "Фронтовики, наденьте ордена!" Он родился в 1924 году. Как большинство его сверстников, воевал. Дошел до Победы.  Последние восемь месяцев войны командир Стрелкового батальона 315 Харьковско-Бухарестской Ордена Красного Знамени стрелковой дивизии.  

 


 

Фронтовики, наденьте ордена

 

слова В. Сергеева, музыка О. Фельцмана

 

Была война, но мы пришли живыми,

Чтоб новой жизни сеять семена.

Во имя павших и живых во имя,

Фронтовики, наденьте ордена!

 

Мои друзья лежат и могилах братских,-

Нам не забыть родные имена...

Во имя вдов и матерей солдатских,

Фронтовики, наденьте ордена!

 

Солдат в атаку шел не за награду,

Но велика награды той цена...

Во имя чести воинской и правды,

Фронтовики, наденьте ордена!

 

Чтоб не пылать земному шару снова,—

Солдатской крови пролито сполна...

Чтоб помнил враг урок войны суровой,

Фронтовики, наденьте ордена!

 

1966

 

 

 

 "Дорога на Берлин" была написана Марком Фрадкиным в соавторстве с Евгением Долматовским (о нем мы вспоминали в связи с другими славными песнями о войне: http://gorod.tomsk.ru/index-1334649618.php, http://gorod.tomsk.ru/index-1334052772.php)

 

   Марк Фрадкин родился 4 мая 1914 года в Витебске в семье врачей Григория Константиновича Фрадкина и Евгении Мироновны Шагаловой.
   В детстве Марк более всего увлекался техникой и после окончания школы он поступил в городской политехникум.    Музыкальный талант будущего композитора проявился далеко не сразу. После окончания техникума молодой специалист был направлен на крупную швейную фабрику «Знамя индустриализации» инженером по технике безопасности, где проработал 2 года, а затем поступил в 3-й Белорусский театр актёром. В 1934 году приехал в Ленинград, где поступил на второй курс театрального института, там же начались его первые композиторские пробы.
   В 1937 году окончил Ленинградский театральный институт.

 



   В 1938-1939 годах работал в Минском ТЮЗе (актёр, режиссёр и заведующий музыкальной частью). Одновременно учился в Белорусской консерватории по классу композиции у Николая Ильича Аладова.
   В 1939 году Фрадкин был призван в армию, в стрелковый полк в Виннице, где быстро организовал самодеятельный ансамбль. Во время войны дирижировал ансамблем Киевского военного округа; примерно в то же время началось его сотрудничество с поэтом Евгением Долматовским. В 1944 году Фрадкин был принят в Союз композиторов и стал работать в Москве.

 



   Писал музыку к драматическим спектаклям, кинофильмам.

 



   Умер 4 апреля 1990 года в Москве. Похоронен на Новодевичьем кладбище столицы.

 

   Евгению Долматовскому принадлежит немудрящая, на первый взгляд, схема стихов к победной песенке "Дорога на Берлин".

   Рассказывая историю создания этой песни, поэт Евгений Долматовский писал: «Ни в коем случае не отказываясь от авторства, все же обязан признаться, что в песне «Дорога на Берлин» некоторые строки не то чтоб не мои, но моему перу не принадлежат. Варшава и Берлин вообще не были мною названы в тексте. Положа руку на сердце, скажу, что даже название песни придумано не мною. 
   И все же если слово «схема» применимо в искусстве, то заявляю, что схема песни — моя...»
   И далее речь идет о том, как в ноябре 1943 года в освобожденном от гитлеровцев белорусском городе Гомеле    Долматовским было написано  стихотворение всего из нескольких строк, которое он назвал «Улицы-дороги»: 


С боем взяли мы Орел, Город весь прошли, 
Улицы последней Название прочли: 
Брянская улица на запад ведет? 
Значит — в Брянск дорога, 
Значит - в Брянск дорога. 
Вперед! 


   «Дальше ничего не было сочинено, — пишет Долматовский, — только в намеченную схему вставлялась строка: во вторую строфу — о вступлении в Брянск, в третью — о Гомеле. Песня кончалась строфой про Минскую улицу, про то, что нам предстоит дорога на Минск...» 
 

Дорога на Берлин


Музыка: М. Фрадкин Слова: Е. Долматовский


C боем взяли мы Орёл, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Брянская улица по городу идёт -
Значит, нам туда дорога,
Значит, нам туда дорога
Брянская улица на запад нас ведёт.


С боем взяли город Брянск, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Минская улица по городу идёт -
Значит, нам туда дорога,
Значит, нам туда дорога
Минская улица на запад нас ведёт.


С боем взяли город Минск, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Брестская улица по городу идёт -
Значит, нам туда дорога,
Значит, нам туда дорога
Брестская улица на запад нас ведёт.


С боем взяли город Брест, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Люблинская улица по городу идёт -
Значит, нам туда дорога,
Значит, нам туда дорога
Люблинская улица на запад нас ведёт.


   Стихи были опубликованы во фронтовой газете «Красная Армия», потом отправлены композитору Марку Фрадкину в Москву. А тот, написав к ним музыку, предложил их Леониду Утесову, в исполнении которого, с добавлением новых городов и названий их улиц, по мере их освобождения, песня и звучала по радио до самой победы, до взятия нашими войсками Берлина. 

 

С боем взяли мы Орел, 
Город весь прошли 
И последней улицы 
Название прочли. 

А название такое, 
Право слово, боевое: 
Брянская улица по городу идет — 
Значит, нам туда дорога, 
Значит, нам туда дорога, 
Брянская улица на запад нас ведет. 


С боем взяли город Брянск. 
Город весь прошли

И последней улицы 
Название прочли. 
А название такое, 
Право слово, боевое: 
Киевская улица по городу идет — 
Значит, нам туда дорога, 
Значит, нам туда дорога, 
Киевская улица на запад нас ведет. 


С боем Киев нами взят. 
Город весь прошли

И последней улицы 
Название прочли. 
А название такое, 
Право, слово, боевое: 
Львовская улица по городу идет — 
Значит, нам туда дорога, 
Значит, нам туда дорога, 
Львовская улица на запад нас ведет. 


С боем город нами взят, 
Город весь прошли

И последней улицы

Название прочли. 
А название такое, 
Право слово, боевое: 
Берлинская улица 
по городу идет — 
Значит, нам туда дорога, 
Значит, нам туда дорога, 
Берлинская улица к победе нас ведет! 

 

1945

 

 

 

  "Однажды утром, - рассказывал поэт Лев Иванович Ошанин, автор слов песни «Ехал я из Берлина» , - я услышал, что наши части находятся на подступах к Берлину. И ощущение Победы, большой, долгожданной Победы, стало зримым, вошло в душу, отодвинуло все беды и печали войны. И я представил себе нашего парня, еще почти мальчишку, но уже зрелого солдата, человека, спасшего родную землю, и человека, у которого все впереди. И я увидел этого парня в его счастливом звонком полете домой, и сама собой пришла емкая и гордая строчка - "Ехал я из Берлина". 
   Эту строчку я носил с собой всюду, никому не рассказывал о ней. А песню не писал, не имел права, пока Победа не стала свершившимся фактом. И когда она пришла, я сразу легко начисто написал песню. Мне показалось, что по характеру "Ехал я из Берлина" наиболее близка солнечной палитре Дунаевского. Мы с ним давно собирались что-нибудь написать. И я отнес песню ему..." 
   В ту пору Исаак Осипович Дунаевский руководил ансамблем песни и пляски Центрального Дома культуры железнодорожников. Туда, на Комсомольскую площадь, и принес свои стихи Ошанин. Прочитав их, композитор тут же сел за рояль и начал импровизировать. Мелодия родилась сразу, как говорят, "с ходу", и все строки легли, как литые, не пришлось ничего переделывать. Но Дунаевскому потребовался припев, которого у Ошанина не было. Продолжив импровизировать, он проиграл поэту мелодию, которая могла бы им стать. 
   - По-моему, надо так... Попробуйте на эту мелодию написать слова, - предложил он Ошанину... 
   Припев написали тут же. 
   "Ехал я из Берлина" стала первой совместной работой И. О. Дунаевского и Л. И, Ошанина. А первым исполнителем этой песни был руководимый Дунаевским ансамбль песни и пляски ЦДКЖ. Вслед за ним ее подхватили многие другие ансамбли и оркестры, и она стала по существу одной из первых песен Победы. 
   - Песню запели, но на этом дело не кончилось, - с нескрываемой грустью и сожалением констатировал в своем рассказе о ней Лев Иванович Ошанин. - Через много лет, когда Краснознаменный ансамбль имени Александрова готовил новую программу, посвященную юбилею Победы, политуправление Армии потребовало, чтобы я переделал припев. У меня было так: 
Эй, встречай,
Да крепче обнимай. 
Чарочку хмельную 
Полнее наливай. 
   Это точно отвечало настроениям и обычаям того времени, когда на памяти еще были фронтовые "сто грамм". Но блюстители солдатской нравственности решительно восстали против "чарочки". Я отказался переделывать. Просил, чтобы сняли из программы песню. Но они этого делать не хотели... Несколько месяцев шла борьба. Наконец под нажимом политуправления и самого ансамбля дал согласие, чтобы один раз на торжественном вечере спели припев иначе: 
Эй, встречай,
С Победой поздравляй.
Милыми руками 
Покрепче обнимай. 
   Так с тех пор и осталось. В разных изданиях припев печатался по-разному, но в конце концов закрепился второй вариант, хотя некоторую долю лихости песня потеряла. Но сейчас уже не восстановишь утраченного. 
- Вот и все, что можно сказать об истории этого сочинения, - заключал свой рассказ поэт. - Могу добавить только, что мне очень дорого слышать, как, несмотря на минувшие годы, все едет и едет чудесный молодой солдат, прошедший многие земли, вернувший Родине покой и твердо знающий, что наше солнышко краше и что лучше наших девушек нет на всем белом свете. Доброго пути тебе, браток!"
   Но в народе песню "Ехал я из Берлина" помнят и поют в первозданном виде, какой была она написана шесть десятилетий назад. 

 

 

 

Ехал я из Берлина


Музыка: И.Дунаевский Слова: Л.Ошанин


Ехал я из Берлина 
По дороге прямой, 
На попутных машинах 
Ехал с фронта домой. 


Ехал мимо Варшавы, 
Ехал мимо Орла - 
Там, где русская слава 
Все тропинки прошла. 


Эй, встречай, 
С победой поздравляй, 
Милыми руками 
Покрепче обнимай. 


Очень дальние дали 
Мы с друзьями прошли 
И нигде не видали 
Лучше нашей земли. 


Наше солнышко краше, 
И скажу, не тая: 
Лучше девушек наших 
Нет на свете, друзья. 


За весенние ночи, 
За родную страну 
Да за карие очи 
Я ходил на войну. 


Вы цветите пышнее, 
Золотые края, 
Ты целуй горячее, 
Дорогая моя! 


Эй, встречай, 
С победой поздравляй, 
Милыми руками 
Покрепче обнимай.


1945

 


 

   Песня "Казаки в Берлине" сочинена в победные майские дни весны 1945-го. Сюжет ее навеян был поэту Цезарю Солодарю впечатлениями от всего виденного им в поверженном Берлине. 
   Возвратившись в Москву и сдав по назначению материалы, которые он, как военный корреспондент, привез в редакцию одной из газет, поэт заглянул к композитору Дмитрию Покрассу и познакомил его с набросками своего стихотворения, которое не могло не привлечь внимания бывалого первоконника. Дмитрий Яковлевич Покрасс вместе со своим братом Даниилом (ему принадлежит аккомпанемент к звонкой, искрящейся покрассовской мелодии) написали музыку, в которой так искренне и так непосредственно выражена радость Дня Победы. 
   Вскоре по радио в исполнении Ивана Шмелёва ее услышали миллионы радиослушателей, подхватили и - запели по всей стране. 

 


 

"Казаки в Берлине"


Музыка: Дм. и Дан. Покрасс Слова: Ц. Солодарь


По берлинской мостовой 
Кони шли на водопой, 
Шли, потряхивая гривой, 
Кони-дончаки. 


Распевает верховой: 
"Эх, ребята, не впервой 
Нам поить коней казачьих 
Из чужой реки." 


Припев: 
Казаки, казаки, 
Едут, едут

По Берлину 
Наши казаки. 


Он коней повел шажком, 
Видит: девушка с флажком 
И с косою под пилоткой 
На углу стоит. 


Выпрямилась, как лоза, 
Бирюзой горят глаза. 
"Не задерживай движенья!" 
Казаку кричит. 


Припев. 


Задержаться бы он рад, 
Но, поймав сердитый взгляд, 
"Ну, ребята, марш за мной!" - 
Крикнул на скаку. 


Лихо конница прошла, 
А дивчина расцвела, 
Нежный взгляд -- не по уставу 
Дарит казаку. 


Припев. 


По берлинской мостовой 
Снова едет верховой, 
Про свою любовь к дивчине 
Распевает так: 


"Хоть далеко синий Дон, 
Хоть далеко милый дом, 
Но землячку и в Берлине 
Повстречал казак..." 


Припев.


1945

 


 

   Сохранились воспоминания автора музыки «Однополчан» композитора Соловьева-Седого о том, как создавалась эта песня. Однажды во время поездки на большую сибирскую стройку он встретился с бывшими воинами-фронтовиками, долго беседовал с ними, недавними солдатами, которых раскидало, разметало по всей стране.
   «Возвращаясь в Ленинград, – рассказывал Василий Павлович, – я все думал о них. Мне вдруг в голову пришла фраза: «Где же вы теперь, друзья-однополчане?» Я стал варьировать эту фразу, искать для нее мелодическое и ритмическое решение. Потом наиграл мелодию своему другу – поэту Алексею Фатьянову. Тот долго, внимательно вслушивался и через несколько дней показал мне стихи. Это было не совсем то, что я задумал. Перебрав несколько других вариантов, я тем не менее сочинил песню.

 

Где же вы теперь, друзья-однополчане...

 

Слова : А. Фатьянов    Музыка : В. Соловьев-Седой

 

Майскими /вешними короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?


Я хожу в хороший час заката,
У сосновых новеньких ворот;
Может, к нам сюда знакомого солдата
Ветерок попутный занесёт.

Может, к нам сюда знакомого солдата
Ветерок попутный занесёт.


Мы бы с ним припомнили, как жили,
Как теряли трудным вёрстам счёт.
За победу мы б по полной осушили,
За друзей добавили б ещё.


Если ты случайно неженатый,
Ты, дружок, нисколько не тужи,
Здесь у нас в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.
Здесь у нас в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.


Мы тебе колхозом дом построим,
Чтобы было видно по всему:
Здесь живёт семья советского героя,
Грудью защитившего страну.


Майскими, короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?


1945

 





     "Соловьи". В этой песне  весна и лиричная музыка, поддержанная самыми обычными словами, сплетенными в рифмы Алексеем Фатьяновым (1919-1959), в шинели рядового прошагавшим трудные военные дороги и воспевшим их в этой и других своих неумирающих песнях. Он так рассказывал  о рождении этой замечательной песни : 
   «Помню фронт... В большой зеленой роще мы, солдаты, после только что затихшего боя лежим, отряхиваясь от крупинок засыпавшей нас земли, и вдруг слышим: вслед за растаявшим вдали рокотом вражеских самолетов, во все горло, как бы утверждая жизнь, защелкал соловей! И это вошло в песню «Пришла и к нам на фронт весна». 
Именно таким было, кстати говоря, первоначальное название песни. 
   В архиве поэта хранится черновик этого стихотворения с многочисленными авторскими пометками и исправлениями, датированный 1942 годом. В каких только фронтовых переделках не побывал этот листок до того, как стать всенародно известной песней! 
    В 1944 году, во время краткосрочного отпуска, полученного за отличие в боях, Фатьянов привез эти стихи в Москву и показал В. П. Соловьеву-Седому. С ним у него к тому времени уже было написано несколько прекрасных песен. Но эта, пожалуй, стала самой значительной их песенной удачей. 
И все-таки в немалой степени она обязана своим успехом и первому ее исполнителю — замечательному советскому певцу Георгию Павловичу Виноградову, спевшему «Соловьев» с Краснознаменным ансамблем песни и пляски Советской Армии в 1945 году. 
   Секрет успеха песни, думается, очень точно объяснил прославленный полководец Великой Отечественной войны Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, назвавший ее в числе трех самых любимых своих песен. Ими были для него: «Священная война», «Соловьи» и «Эх, дороги». 
   «Это бессмертные песни! — сказал о них маршал. — А почему? Потому что в них отразилась большая душа народа...» 

 

Соловьи

 

слова А. Фатьянова, музыка В. Соловьева-Седого

 

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
Пусть солдаты немного поспят, 
Немного пусть поспят. 


Пришла и к нам на фронт весна, 
Ребятам стало не до сна — 
Не потому, что пушки бьют, 
А потому, что вновь поют, 
Забыв, что здесь идут бои, 
Поют шальные соловьи. 


Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
Пусть солдаты немного поспят, 
Немного пусть поспят. 


Но что война для соловья! 
У соловья ведь жизнь своя. 
Не спит солдат, припомнив дом 
И сад зеленый над прудом, 
Где соловьи всю ночь поют, 
А в доме том солдата ждут. 


Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
Пусть солдаты немного поспят. 
Немного пусть поспят. 


А завтра снова будет бой — 
Уж так назначено судьбой, 
Чтоб нам уйти, недолюбив, 
От наших жен, от наших нив, 
Но с каждым шагом в том бою 
Нам ближе дом в родном краю. 


Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат, 
Пусть солдаты немного поспят. 
Соловьи, соловьи, не тревожьте ребят, 
Пусть ребята немного поспят. 


1944

 





   Песню  «День Победы»  знают  все — и стар и млад.

 

   Автор ее стихов  Владимир Гаврилович Харитонов (1920—1981) из когорты тех советских поэтов, «кому пришлось сразу же после получения аттестата зрелости cдавать труднейший, опаленный огнем и омытый кровью экзамен на гражданскую зрелость, на солдатское мужество», как говорится в одной из статей о нем и его творчестве.

   Начиная с конца 40-х годов В. Г. Харитонов написал множество песен в содружестве с такими замечательными композиторами, мастерами этого жанра, как  А. Новиков, И. Мурадели, С. Туликов, В. Левашов , а также с более молодыми —  В. Шаинским, Д. Тухмановым, О. Ивановым .

 



   «Россия — Родина моя», «Песня борцов за мир», «Марш коммунистических бригад». «Мой адрес — Советский Союз», «Звездам навстречу», «Ты только одна», «В день рождения»  — эти и многие другие  песни  В. Харитонова по праву вошли в нашу песенную антологию, их знают, помнят, любят, а главное—поют и сегодня.





   «День Победы», как не однажды говорил сам поэт, стала его главной песней.

   «Песня эта очень мне дорога, — рассказывал Владимир Гаврилович. — О такой песне я давно мечтал. И шел к ней нее эти тридцать лет, что прошли от победных незабываемых залпов. Прибавьте к ним еще пяток — с того самого довоенного сорокового, когда меня призвали в армию и одели в военную форму.

   Служба моя началась в Московском пехотном училище имени Верховного Совета РСФСР. А уже год спустя вместе с курсантами-кремлевцами принял я первый свой бой. Держали мы оборону на рубеже у Волоколамского шоссе рядом с гвардейцами легендарной панфиловской дивизии. Немало полегло там моих боевых товарищей, но выстояли, не пропустили врага к столице.

   Потом был Сталинград. Контузия, Госпиталь. Снова — фронт. И там на моих глазах погибали мои фронтовые друзья-однополчане. До сих пор удивляюсь, как сам уцелел, дожил до Победы. Обо всем этом и мечталось рассказать в песне, да все никак не находил для нее главной строчки, той, что стала бы ее камертоном, определила бы весь ее настрой и тональность.
    И вот однажды — звонок из музыкальной редакции радио.
— Владимир Гаврилович, нужна песня ко Дню Победы. Только, пожалуйста, чтобы, веселая, радостная. Грустных не надо. Обойдитесь без слез…
— Хорошо. Подумаю, — отвечаю, — но я ведь могу написать о войне и Победе только то, что сам перечувствовал в ней и пережил…

   Хожу по комнате. Думаю. Слова редактора этого (я даже фамилию у нее позабыл спросить, так меня они ошарашили) из головы все никак не выходят.

   Тут-то и вырвалось у меня, как вздох, как озарение какое-то: «Это радость со слезами на глазах…» — та самая строчка, та главная мысль, от которой и пошла вся песня…»



 

   Не менее важной поэт считал еще одну строчку, которая родилась несколько позднее: «Этот день мы приближали, как могли…» Как и припев, она повторяется в песне трижды, т. е. служит своеобразным рефреном. Вот что говорил он об этом ленинградскому журналисту Л. Сидоровскому:

   «Эта мысль для меня очень важна: ведь именно так было с каждым моим соотечественником, в каждый из почти полутора тысяч тех жестоких дней приближали Победу, как могли… Это и про мою маму, которая все четыре года работала медсестрой в госпитале. И про отца, заслужившего в ту пору орден Ленина. И про мою жену, которая, тогда еще совсем девчонка, на крыше вот этого самого дома на улице Горького, где мы с вами беседуем, тушила зажигательные бомбы. И про ее отца, члена партии с восемнадцатого года, сложившего голову в рядах народного ополчения…
   Есть в песне строки, которые тем, кто не воевал, может быть, покажутся неожиданными:

 

Здравствуй, мама, возвратились мы не все… 
Босиком бы пробежаться по росе!.. 





   Но как, наверное, поймут меня ветераны Великой Отечественной, которые тогда, к началу войны, едва-едва переступили школьный возраст!.. Как часто грезилось нам — измотанным, пропыленным: сбросить бы кирзу, хоть совсем ненадолго, и, словно в детстве, босиком — по траве, по лужам… Ведь совсем еще недавно солдаты были мальчишками…»

   Стихи сложились, и поэт отдал их молодому композитору Давиду Федоровичу Тухманову (1940 г.р.). К тому времени они вместе уже написали несколько песен, ставших популярными в особенности среди молодежи, — это «Вечное движение», «Как прекрасен этот мир», уже упоминавшаяся «Мой адрес — Советский Союз».

   «Получил от Владимира Гавриловича стихи, — вспоминает композитор, — и мне сразу же захотелось сделать эту песню в жанре старинного русского марша, ибо такую именно музыку разносили духовые оркестры, когда в сорок первом провожали на вокзальных перронах бойцов, а потом, в сорок пятом, — встречали их, вернувшихся с войны… Наверное, по всей стране звучали тогда старинные  марши ,  вальсы …

   Сам я, естественно, не был ни свидетелем, ни, тем более, участником тех событий, про которые идет речь в нашей песне. Но, рано приобщившись к музыке, я воспитывался в атмосфере мелодий, которые постоянно звучали в первые послевоенные годы. Вероятно, чисто эмоционально где-то внутри это отложилось…»

   Нужно добавить, что, видимо, не последнюю роль сыграло и то обстоятельство, что после успешного окончания композиторского отделения Гнесинского института Д.Тухманов, призванный в армию, прошел хорошую “песенную школу” в первоклассном армейском художественном коллективе -  Ансамбле песни и пляски Московского военного округа. Именно там сочинил он первые свои песни. Знакомство с “живым” оркестром, ежедневные оркестровые репетиции, работа над хоровыми и оркестровыми партитурами лучших военно-песенных произведений (аранжировку многих из них руководитель ансамбля смело доверял Тухманову) -  все это способствовало становлению будущего композитора-песенника и, безусловно, пригодилось при создании музыки к “Дню Победы”.


  

 

День Победы


Слова: В. Харитонов    Музыка: Д. Тухманов


День Победы, как он был от нас далек, 
Как в костре потухшем таял уголек. 
Были версты, обгорелые, в пыли,— 
Этот день мы приближали как могли.                


Припев:

Этот День Победы 
Порохом пропах, 
Это праздник 
С сединою на висках. 
Это радость 
Со слезами на глазах. 
День Победы! 
День Победы! 
День Победы!

 

Дни и ночи у мартеновских печей 
Не смыкала наша Родина очей. 
Дни и ночи битву трудную вели, — 
Этот день мы приближали как могли.


Припев

 

Здравствуй, мама, возвратились мы не все… 
Босиком бы пробежаться по росе! 
Пол-Европы прошагали, пол-земли, — 
Этот день мы приближали как могли.


Припев

 

1975


 

     Впервые эта песня прозвучала в праздничной передаче телевизионного “Голубого огонька”, посвященной 30-летию Победы в исполнении  Леонида Сметанникова , но прошла незамеченной и потом довольно долго не звучала ни по радио, ни по телевидению. Но спустя полгода, на традиционном концерте, посвященном Дню советской милиции, ее спел в сопровождении эстрадно-симфонического оркестра под управлением  Юрия Силантьева   Лев Лещенко , спел так, что она сразу стала одной из самых известных, самых популярных, самых дорогих для каждого из нас. И вот уже второе десятилетие она звучит и, наверное, многие годы будет неизменно звучать, особенно в день, про который в ней поется.

 


 

   Песен о Великой Отечественной войне много. Я в последнее время напомнила лишь некоторые из них: http://gorod.tomsk.ru/articles-search.php?term=%EF%E5%F1%ED%E8+%EE+%E2%EE%E9%ED%E5 .

   Сколько их было написано, наврядли кто вспомнит. Но одну из них, несомненно, хотя бы раз слышал каждый – это «Майский вальс». Что мы знаем об этой песне? Наверное, только то, что написана она была в 1985 году поэтом М. Ясенем и композитором И. Лученком…

    Из интервью с Игорем Лученком: «Самое высшее признание, когда утверждают, что мои песни – народные. Однажды на Полесье пожилой человек ветеран войны, сыграл мне на аккордеоне “Майский вальс”… “Эту песню, – сказал он, – я услышал в 45-м в Праге”. Я уточнил, что песня написана мною, в 85-м, но он стал настаивать – песня народная! И это для меня было наивысшей похвалой».

 

 

Майский вальс

 

 Весна сорок пятого года - 
Как ждал тебя синий Дунай. 
Народам Европы свободу 
Принес яркий, солнечный май. 


На улицах Вены спасенной 
Собрался народ стар и млад, 
На старой израненной в битвах гармони 
Вальс русский играл наш солдат. 


Припев: 
Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай, 
Тот цветущий и поющий яркий май. 
Вихри венцев в русском вальсе сквозь года 
Помнит сердце, не забудет никогда. 


Легко, вдохновенно и смело 
Солдатский вальс этот звучал, 
И Вена кружилась и пела 
Как будто сам Штраус играл! 


А парень с улыбкой счастливой 
Гармонь свою к сердцу прижал 
Как будто он волжские разливы, 
Как будто Россию обнял. 


Припев. 


Над Веной, седой и прекрасной 
Плыл вальс, полон грез и огня. 
Звучал он то нежно, то страстно 
И всех опьяняла весна. 


Весна сорок пятого года, 
Как долго Дунай тебя ждал, 
Вальс русский на площади Вены свободной 
Солдат на гармони играл. 


Припев: 


Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай, 
Тот цветущий и поющий яркий май. 
Вихри венцев в русском вальсе сквозь года 
Помнит сердце, не забудет никогда.  


1985






За того парня


Музыка: М. Фрадкин Слова: Р. Рождественский


Я сегодня до зари встану, 
По широкому пройду полю. 
Что-то с памятью моей стало, 
Всё, что было не со мной, помню. 


Бьют дождинки по щекам впалым; 
Для вселенной двадцать лет – мало. 
Даже не был я знаком с парнем, 
Обещавшим: “Я вернусь, мама…” 


Припев: 
А степная трава пахнет горечью, 
Молодые ветра зелены. 
Просыпаемся мы,  и грохочет над полночью 
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны. 
Просыпаемся мы,  и грохочет над полночью 
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны. 
Обещает быть весна долгой, 
Ждёт отборного зерна пашня. 
И живу я на земле доброй 
За себя и за того парня. 


Я от тяжести такой горблюсь, 
Но иначе жить нельзя, если 
Всё зовёт меня его голос, 
Всё звучит во мне его песня. 


Припев: 
А степная трава пахнет горечью, 
Молодые ветра зелены. 
Просыпаемся мы,  и грохочет над полночью 
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны. 
Просыпаемся мы,  и грохочет над полночью 
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.


1971

 



   Торжественно-траурная передача "Минута молчания" проходит всякий май с 1965 года и транслируется по радио и телевидению как дань уважения подвигу советского народа в Великой Отечественной войне, дань памяти погибших на фронтах и в тылу.

   Традиционно во время минуты молчания звучит метроном.

 

 

  Поклонимся великим тем годам!

   Михаил Давыдович Львов  (имя при рождении —  Рафкат Давлетович Маликов  (Габитов);  22 декабря  ( 4 января )  1917  — 5 января 1988) — советский поэт, участник Великой Отечественной,  написал замечательное стихотворение в память защитников Родины. Во время войны он был солдатом Уральского добровольческого танкового корпуса. Он автор стихотворения "Поклонимся великим тем годам".На музыку его положила великая маленькая женщина - Александра Пахмутова.

 

Поклонимся великим тем годам  . 

 

Не забывай те грозные года,
Когда кипела волжская вода, 
Земля тонула в ярости огня, 
И не было ни ночи и ни дня.

Сражались мы у волжских берегов, 
На Волгу шли дивизии врагов.
Но выстоял великий наш солдат!
Но выстоял бессмертный Сталинград!


Поклонимся великим тем годам, 
Тем славным командирам и бойцам, 
И маршалам страны,  и рядовым...
Поклонимся и мёртвым,  и живым.
Всем тем,  которых забывать нельзя!
Поклонимся,  поклонимся,  друзья!

Всем миром,  всем народом,  всей землёй
Поклонимся за тот великий бой!

 

За годом год… Из боя — снова в бой…
Взлетали вновь салюты над Москвой,
И, завершив Победою войну,
Планете всей вернули мы весну.

Окончен тот великий смертный бой.
Синеет мирно небо над тобой, 
Над вечной нашей матушкой рекой, 
Над славною солдатской головой.


Поклонимся великим тем годам, 
Тем славным командирам и бойцам, 
И маршалам страны,  и рядовым.
Поклонимся и мёртвым,  и живым.
Всем тем,  которых забывать нельзя!
Поклонимся,  поклонимся,  друзья!

Всем миром, всем народом,  всей землёй
Поклонимся за тот великий бой!

 




Источник: http://privetvse.narod.ru/pesnivoen.html,http://sovmusic.ru/period.php…

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

песни о войне

 

Комментарии:

Пролетели года, отгремели бои,
Отболели, отмаялись раны твои,
Но, великому мужеству верность храня,
Ты стоишь и молчишь у святого огня.
---
Ты же выжил, солдат,
Хоть сто раз умирал...
Хоть друзей хоронил,
И хоть насмерть стоял...
Отчего же ты замер -
На сердце ладонь?
И в глазах, как в ручьях,
Отразился огонь...

Ответить

Anda

Говорят, что не плачет
Солдат - он солдат.
И что старые раны
К ненастью болят,
Но вчера было солнце
И солнце с утра
Чтож ты плачешь солдат
У святого костра?
_____
Посмотри же, солдат,
Это юность твоя
У солдатской могилы
Стоят сыновья.
Так о чем же ты думаешь
Старый солдат,
Или сердце горит,
Или раны болят?

Ответить

Крупный Еж

"Вельтмайстер" Марк Мерман
Помнишь военнопленных строй?
Вермахт разрушил, - вермахт строит.
Пали знамена новых римлян у мавзолея.
Но не сдавался только он, -
Старый "Вельтмайстер" - аккордеон:
"Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."
Но не сдавался только он, -
Старый "Вельтмайстер" - аккордеон:
"Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..." "Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."
Клавиатура чуть желта, -
Точно с прокуренного рта.
Сходят куплеты то на русском, то на "фене".
Где твой хозяин, где конвой?
Ремни, - как руки за спиной,
Но ты не пленный, ты - трофейный, ты трофейный!
Где твой хозяин, где конвой?
Ремни, - как руки за спиной,
Но ты не пленный, ты - трофейный, ты трофейный! "Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."
О, "Хорста Весселя" обман,
О, этих клавишей дурман...
Пусть воды Свислочи - совсем не воды Шпрее...
Что ж победитель-инвалид
Пел у пивной себе навзрыд:
"Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."
Что ж победитель-инвалид
Пел у пивной себе навзрыд:
"Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..." "Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."
Помнишь военнопленных строй?
Вермахт разрушил, - вермахт строит.
Пали знамена новых римлян у мавзолея.
Но не сдавался только он, -
Старый "Вельтмайстер" - аккордеон:
"Ауфвидерзеен, майне кляйне,
Ауфвидерзеен, майне кляйне,
Ауфвидерзеен, майне кляйне..." "Ауфвидерзеен, майне кляйне, ауфвидерзеен..."

Ответить

Xenja

"На окошке на девичьем все горел огонек". Сколько раз я слушала в детстве эту песню и думала - "А как дети не боялись?". А сейчас знаю. ЭТА война в стране, ползучая, страшная! А дети - то не боятся!

Ответить

Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!
*
Ах, как были открыты лица,
Как наполнены светом взгляды!
Как красива была столица!
Как величественны парады!
*
Проходя триумфальным маршем,
Безупречно красивым строем,
Молодежь присягала старшим,
Закалённым в боях героям —
*
Не деляги и прохиндеи
Попадали у нас в кумиры…
Ибо в людях жила — идея!
Жажда быть в авангарде мира!
*

Ответить

Это не просто Пост, а достойный ТРУД! Спасибо Вам за него!

Ответить

*
Что же было такого злого
В том, что мы понимали твёрдо,
Что «товарищ» — не просто слово,
И звучит это слово гордо?
*
В том, что были одним народом,
Крепко спаянным общей верой,
Что достоинства — не доходом,
А иной измеряли мерой?
*
В том, что пошлости на потребу
Не топили в грязи́ искусство?
Что мальчишек манило небо?
Что у девушек были чувства?
*
Ах, насколько всё нынче гаже,
Хуже, ниже и даже реже:
Пусть мелодия гимна — та же,
Но порыв и идея — где же?
*
И всего нестерпимей горе
В невозможности примирений
Не с утратою территорий,
Но с потерею поколений!
*

Ответить

Anda

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
В медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
И восстали вновь,
И восстали вновь,
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!
Сотни тысяч заживо сожжённых
Строятся, строятся
В шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С нами говорят,
С нами говорят.
Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган.
Это вихрем атомным объятый
Стонет океан, Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.
Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Звон плывёт, плывёт
Над всей землёю,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир, берегите мир,
Берегите, берегите,
Берегите мир!
Берегите, берегите,
Берегите мир!
Слушала в исполнении Муслима Магомаева и постоянно думала о своем дедушке, прошедшем страшные фашистские лагеря с 41 по 44 годы...

Ответить

*
Как ни пыжатся эти рожи,
Разве место при них надежде?
Ах, как всё это не похоже
На страну, что мы знали прежде!
*
Что была молода, крылата,
Силы множила год за годом,
Где народ уважал солдата
И гордился солдат народом.
*
Ту, где светлыми были дали,
Ту, где были чисты́ просторы…
А какое кино снимали
Наши лучшие режиссеры!
*
А какие звенели песни!
Как от них расправлялись плечи!
Как под них мы шагали вместе
Ранним утром заре навстречу!
*

Ответить

*
Эти песни — о главном в жизни:
О свободе, мечте, полёте,
О любви к дорогой отчизне,
О труде, что всегда в почёте,
*
И о девушках, что цветами
Расцветают под солнцем мая,
И о ждущей нас дома маме,
И о с детства знакомом крае,
*
И о чести, и об отваге,
И о верном, надёжном друге…
И алели над нами флаги.
*

Ответить

Крупный Еж

Ты где такой дряни набрался?

Ответить

А что ж ты последнюю строчку забыл написать?
"И о чести, и об отваге, И о верном, надёжном друге… И алели над нами флаги С чёрной свастикой в белом круге."
Автор, по моему, Юрий Нестеренко.
Здесь это явно не в тему.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.