Регистрация Вход
Город
Город
Город

Выставка изобразительного искусства «Художник родился». Продолжение.

Здравствуйте, уважаемые горожане. Я, от лица оргкомитета, представляю вам интересный выставочный проект - "Художник родился" - групповую выставку живописных, графических работ и декоративно-прикладного искусства  художников одной семьи. 

 

Он ещё не состоялся, ещё только готовится. Картины ещё дописываются и оформляются в рамы, печатаются афиши и этикетки, готовятся речи для торжественного открытия. А мы с вами уже понемногу знакомимся с выставкой - о чём она, какие имена и картины она нам преподнесёт. 

 

Первая публикация по этой теме появилась 26 августа, , вот здесь можно с ней познакомиться  http://gorod.tomsk.ru/index-1345981437.php.

А сейчас - продолжение. Представляю вам старшего участника нашего проекта - Вячеслава Подкопаева.

 

Подкопаев Вячеслав Владимирович – участник выставки «Художник родился»,  основатель династии художников, живописец, график, дизайнер, преподаватель. 

 

Родился в 1944г. в крестьянской семье на Дальнем Востоке, в 15 лет ушел из деревни в город – строил Комсомольск-на-Амуре, учился в вечерней школе.

 

Художественное образование: художественно-графический факультет Биробиджанского педагогического училища, художественный факультет сначала Львовского, потом Московского полиграфического института.

 

В 1972 году переезжает в Новосибирск, успешно сотрудничает со всеми крупными издательствами города (Западно-Сибирское, Внешторгиздат, Наука).  Имеет Диплом 2 степени Всероссийского конкурса искусства книги (за дизайнерскую работу «Так нам сердце велело» - публикация Западно-Сибирского книжного издательства). Работал художественным редактором на картографической фабрике города Новосибирска. Лауреат 1 премии конкурса Главного управления Геодезии и Картографии при Совете министров СССР. Последние двенадцать лет преподает в Новосибирском государственном художественном училище.

Станковые работы почти не выставлял.

 

Вот как отзывается о нем Анатолий Заплавный, художник, г. Новосибирск:

 

          "Со Славой Подкопаевым мы знакомы очень давно: с 70-х годов теперь уже прошлого, 20-го века, со времен сотрудничества с Западно-Сибирским книжным издательством. Уважаю его как художника и как книжного дизайнера, как преподавателя (сам многому у него учился) и просто, как соседа по даче.

          Он сам с Дальнего Востока, из крестьянской семьи, где причудливо скрестились корни греческой крестьянки и алтайского мужика. В 15 лет он  ушел в город на заработки, строил Комсомольск-на-Амуре, случайно, как он говорит «за компанию» попал на художественно-графическое отделение Биробиджанского педучилища. Его пытались отчислить за профнепригодность, он устоял. Потом сильно болел – позвоночник, операция, полгода в гипсе, длительный период адаптации, еще в больнице готовился учиться дальше: рисовал, писал. В дальнейшем он будет много сил уделять своему здоровью, а проводя время в больницах, будет использовать его для создания небольших станковых листов (серии портретов соседей по палате, акварельные виды из больничного окна).

          По выписке из больницы Слава смело пересек континент и поступил во Львовский полиграфический институт. Он уже знал, что его место, как художника, в полиграфии, в книжном деле. Через два года перевелся на художественное отделение Московского полиграфического института. Он сделал почти невозможное, этот сельский болезненный паренек, без денег, без связей, но умный, упористый, работоспособный.  Кроме осуществления глобальных профессиональных задач, необходимо было где-то жить и что-то есть. К этому времени у Славы уже была семья, подрастали сын и дочь, позже родилась еще одна дочь. Он работал на заводах  оформителем, выезжал на сельские «халтуры».  Обладая крепким умом прагматика, уже переводясь в Московский ВУЗ он понимал, что в условиях подцензурной советской жизни, когда учтены все печатные машинки и издательские фирмы наперечет,селиться нужно за Уралом - там  голод на профессиональные кадры, а жить нужно в большом городе, где есть крупная полиграфическая база. Выбор пал на Новосибирск, не просто решались вопросы быта, но профессиональные возможности были для него открыты. Вопреки скептическим прогнозам «знатоков», он сотрудничал со всеми издательствами Новосибирска. В Западно-Сибирском книжном издательстве ценился, как конструктор книги, хорошо понимающий ее архитектуру и драматургию, как тонкий шрифтовик. В издательстве «Наука» в скромное оформление обложек монографий он, придерживаясь строгих рамок стиля, вносил нотку художественности. Самые простые научные и справочные издания и теперь приятно держать в руках, настолько художественно и неброско-оригинально они разработаны.Он почти не иллюстрировал. Для этого тоже необходим большой дар самоограничения. Он считал, что рисует недостаточно хорошо и не пытался получить заказы на иллюстрации, отдавая себе отчет, чтобез иллюстрирования модным и известным художником никогда не станет. Карьерный рост требовал вступления в руководящую партию – коммунистическую, он отказался. Должность художественного редактора Западно-Сибирского книжного издательства долго ждала его. Но он остался верен себе, своим жизненным принципам, успешно работал художественным редактором в маленьких издательских отделах и на Картографической фабрике.

          Станковые работы создавались урывками. Не заладилась и выставочная деятельность. Тем ценнее эта выставка, показывающая нам, зрителям, иные стороны таланта этого особенного человека и художника. Его станковая графика – продолжение искусства книги. Он ценит белое пятно и воздух, он понимает силуэт и цельность, его слушаются форма и контрформа, он чувствует штрих, и он композитор. Он умеет вести зрителя по картине. В акварели он заливистый иразухабистый, легкий и нежный, притом, что писать акварели удавалось редко, от случая к случаю. А ведь этот своенравный материал требует ежедневных упражнений. Я знаю всего три его масляные работы. Но каждая из них незабываема. Удивительный синий портрет дочери, загадочный красный портрет «Дамы в красном», аскетичный умбристый портрет старухи. Всякий раз вглядываясь в них, я думаю:а ведь он «просто дизайнер», вот бы все дизайнеры так рисовали и так писали!

          Сколько я помню, Славу приглашали преподавать. Лет 10 назад он осчастливил своим согласием Новосибирское художественное училище. Студенты ходят за ним по пятам. Они ценят его за профессионализм, ум и за то, что он умеет быть нянькой. В узком кругу он играет на баяне, декламирует авторские стихи. Самые «соленые» из них – необыкновенно художественны. Он – обладатель редчайшей за Уралом библиотеки профессиональной литературы. Она умещается на двух полочках в его скромной квартирке, но там есть все, что было серьезного издано в советское время по искусству полиграфии. Как он сумел это отследить и собрать? Этой библиотекой активно пользуются его друзья и студенты. Выход на пенсию Слава ознаменовал строительством дачи. И я увидел в нем крепкого архитектора – еще один дар.

          Он заразил  искусством детей и внуков. Эта выставка тому подтверждение."

 

Автопортрет. Бум., кар., 60х42, 1975

 



 

Наброски. Тогучин. Бум., кар., 10х15

 

Наброски. Тогучин. Тушь, кисть, 10х15


 

Нефертити. Линогравюра, 41х29, 1978

 

Сын. Бум., сангина, уголь, пастель, 39х28, 1978

 

Соседи по палате. Бум., акв., 14х9, 1975

 

Синий мир. Марина. Бум., масло, 41х53, 1974

 

Марина. Бум., акв., 27х35, 1971

 

Этюд. Бум., акв., 27х38, 1975

 

Березовые колки. Бум., акв., 23х35, 1975

 

Березовая роща. Бум, акв., 40х58, 1976

 

Берез и березка. Бум., акв., 23х35, 1975

 

Ветеран. Бум., масло, 59х44, 1975

 

Женщина в красной шляпе. Бум., масло, 56х44, 1979





Источник: Личные материалы

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

на 21: берёз и берёзка. Геи и лесбиянки подадут в суд за нарушение их прав.

Ответить

Дэн

Пост про искусство)комментарии практически отсутствуют((

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.