Регистрация Вход
Город
Город
Город

Прокрастинация — способ не заниматься скучными вещами?

Нужно сделать кучу дел, а рука сама тянется включить любимый сериал или открыть холодильник. Может быть, модное слово «прокрастинировать» означает вовсе не «косить» от важной работы?  Анна Ясовская предполагает, что некоторые вещи не нужны нам изначально: «проект, который бесполезен. Статья, которую не хотел. Курсовик, для которого не хватает знаний». 



 

Дивная история произошла со мной на прошлой неделе. 

 

Мне нужно было отредактировать и перевести 10 страниц текста. Лекция. Собственноручно мной написанная и представленная на конференции месяц назад. На очень интересующую меня тему, которой занималась почти год. 

 

Несмотря на страстное желание, перевод почему-то откладывался. Тогда я приняла волевое решение: я не двигаюсь дальше, пока не переведу эти 10 страниц. Ерунда, в общей сложности несколько часов плотного сидения за компьютером. Был объявлен бойкот всем новым идеям, книгам, фильмам и включен режим строжайшей информационной диеты. «Пока не сделаешь уроки — гулять не пойдешь». Под понятие «гулять» попадало все, кроме детей и работы. 

 





Лирическое отступление: последние годы я достаточно легко пишу, когда есть интерес. И не берусь вообще, когда интереса нет, благо ситуация позволяет. Более того, со временем у меня не очень, посему, если уж что-то делается — то делается быстро, просто потому, что другой возможности не будет. 


Во вторник было выделено три часа на перевод. Но что-то не сложилось. В среду я попыталась взять его штурмом, но совершенно не было сил. В четверг было заранее ясно, что до перевода руки не дойдут. В пятницу, изрядно злая, я таки села за компьютер. Что я делала — навсегда стерлось из моего сознания, но через три часа выяснилось, что перевела я ровно три абзаца. «Что-то пошло не так» подумала я и стала читать статьи о прокрастинации. Еще через полчаса я поняла, что сама могла написать эти статьи, и бросила, не узнав для себя ничего нового. В субботу я уже была в бешенстве. Промаявшись весь день, к вечеру решила «сейчас или никогда». Через 4 часа я обнаружила себя сидящей с айпадом и ожесточенно сражающейся с фруктами из «фруктового ниндзя». Больше 15 минут я не играла в компьютерные игры уже добрый десяток лет. Не говоря о четырех часах кряду.

 

Я ненавидела себя лютой ненавистью, смешанной с полным презрением. Откуда-то из глубины подмигивало отчаяние. Было понятно, что ни о каком переводе сегодня уже не может быть и речи, хотя бы потому, что когда так себя ненавидишь — сил на созидательную деятельность уже не остается. Перевод мне больше не грозил, а выходные были окончательно потеряны. Я отложила планшет: свою функцию убийства времени он выполнил, убив попутно и мою самооценку.


Решив, что винить себя за несделанную работу глупо и непродуктивно — в конце концов, я могу вообще не переводить собственную лекцию, если мне так не хочется, — я слегка повеселела. И тут, как в фильме, я «вспомнила все». Это был реальный флешбэк, включившийся на ощущение потерянных ни на что выходных, несделанной и висящей над головой работы, понимания, что «надо» и одновременно состояния «ну еще пять минут поиграю, почитаю, посмотрю в окно, выпью кофе».

 





Флешбэк:


Как я училась в школе — я не помню. То есть помню почти все, но только не учебный процесс, особенно процесс выполнения домашних заданий. У меня такое чувство, что я их вообще не делала. Этого не может быть, потому что училась я хорошо и нормально закончила школу. Я помню только, что в периоды экзаменов я находила самые интересные книги и самые увлекательные занятия, включая игры с котом и уборку комнаты. Никогда любовь к коту и тяга к чистоте не была столь сильна во мне, как в периоды экзаменов. Кстати, страсть к чистоте именно во время сессий сохранилась и в университете. 


Первая степень мне запомнилась непреодолимой тягой к тетрису. Никогда я не любила тетрис так страстно, как во время сессий. Стоило сессии закончиться — я теряла к тетрису всякий интерес. Как только надо было писать курсовую — случался либо книжный, либо тетрисный запой. Других развлечений на компьютере, к счастью, тогда не было, как не было и интернета. Курсовые писались в последнюю ночь, когда отступать уже было некуда. Или в день сдачи, под лозунгом «если надо подать 1-го, значит до полуночи».


Магистратура оказалась еще веселее. К тому времени только-только появились ICQ и разные чаты и форумы. Мне кажется, все мои интернет-знакомства произошли именно тогда. Как только начинала маячить курсовая — во мне немедленно включался социальный маньяк. Я общалась так и столько, как никогда ни до, ни после. Кстати, аккаунт ЖЖ был открыт тогда же. Я садилась за компьютер писать работу и... общалась дни и ночи напролет. В последние две недели перед сдачей диплома я уехала из дома, закрывшись в квартире, где не было интернета. 


Я помню это ощущение ужаса и бессилия после очередных профуканных выходных. Я вспомнила этот вечный страх, что не успею, уже не успела, никогда не напишу, не смогу себя заставить. Эти совершенно непонятно куда пропавшие часы и дни, когда «сейчас еще пять минут и начну», это вечное «надо написать, сроки поджимают», это отчаяние оттого, что не получается себя заставить начать. Самое интересное, что когда уже каким-то чудом начинала писать — все получалось и было интересно, и даже удовольствие, и результат приличный. Но вот начать... За месяц до срока сдачи мне казалось, что у меня еще куча времени; за три недели я начинала ходить с кислой мордой; за две уже пыталась плотно усадить себя за компьютер. В итоге последние две недели перед сдачей я проводила перед компьютером, не занимаясь реально ничем, кроме попыток начать писать. Бесплодных, разумеется. Но ничего другого полезного я тоже не делала, поскольку «я должна писать работу». Более трагических периодов для своей самооценки я не помню. Это были две недели ада и два дня плотной продуктивной работы, в результате чего на свет вылезала очередная курсовая. 


Итак, с магистратурой я расправилась. К счастью, я решила учиться дальше. Иначе я бы не узнала о том, что мои мучения были напрасны. Понятно, что в «учебе для продвинутых» меньше обязаловки и контроля. Но курсовые тоже попадаются. Мне страшно не хотелось, чтобы моя любимая учеба превращалась в кошмар на этапе «надо писать». 


В какой-то момент меня осенило. Видимо, прибавилось уверенности в собственной адекватности. Перетряхнув свой предыдущий опыт, я увидела, что в нем есть закономерности. Например, среднего объема работа или статья занимают у меня около двух дней. Всегда занимали ровно столько. В любой ситуации, в любом возрасте. День писать, день редактировать и вносить дополнительные соображения. Когда я втягиваюсь — меня очень сложно оторвать, пока не закончу. Я всегда думала, что пишу, не отрываясь, потому что аврал и отступать некуда. Но выяснилось, что это для меня самый удобный ритм — не отрываться. Что всегда за несколько недель просматривала задание и отставляла в сторону... что было дальше я уже описала: делать не делала, зато ела себя поедом. К двум своим продуктивным дням я доползала в совершенно съеденном состоянии, люто ненавидя себя, а заодно и статью/работу. 


В 30 лет я поняла, что меня обманули. Что я, лично я, не влезаю в схему «каждый день понемногу». Что для меня оно работает иначе. То, что выглядело годами как непонятная и необъяснимая лень, являлось отказом делать нечто, не подходящее лично мне. О других способах работать никто и никогда не говорил. Просто не говорил. Писать в последнюю секунду порочно. Аксиома. Какая же это туфта!

 




Я рискнула проверить обратное. Решала, сколько времени плотной работы мне нужно, например, на курсовик. И оставляла ровно искомое время, остальное потратив на другие дела или отдых. Оно сработало раз. Второй. Третий. При этом я понимала, что рискую: заболевших детей и другие форс-мажоры никто не отменял. На удивление, форс-мажоров не оказалось. Может, помогла моя железная уверенность в том, что если будет совсем край — я не сдам в срок и не умру от этого. И никто не умрет. 
Оно действительно работало. С мучительной прокрастинацией мы распрощались на несколько лет. Снова я встретилась с ней неделю назад. Но опыт — великая вещь, особенно положительный. Вместо самобичевания я решила выяснить, что меня затормозило и почему я так отчаянно не перевожу. Причина нашлась довольно скоро: я соврала себе, что это «всего лишь» перевод. На деле это была совсем другая работа — нужно было почти что писать заново на другом языке. А это никак не «несколько часов». Пришлось переопределить задачу.


К чему я столь пространно описываю свой личный опыт? Я полагаю, что в мире есть немало таких, как я. Которым неудобно так, как научили, и не сказали, что бывает по-разному. Я не виню тех, которые учили. Сейчас, будучи взрослой, я понимаю, что ребенка учат систематически работать, потому что в систематическом усилии гораздо меньше риска, нежели в личных лайфхаках. Невозможно научить человека его личной системе — на то она и личная. Мне нужно два дня, моему коллеге три часа, а кому-то — неделя. Поэтому учат чему-то усредненному, только часто забывают сказать, что это база, а дальше надо моделировать ее самому. Или вообще не думают: нас так учили, и мы так учим. И уже мы забываем сказать об этом нашим детям. Что уроки за час это нормально, если есть нормальный результат. В конце концов, все измеряется результатом. Раз не сработало, два не сработало — меняй схему, ищи другую. Работает — прекрасно, пользуемся. 


И тут я позволю себе утверждать, что прокрастинации не существует. Существуют две ошибки в установках. Первая, которую я так красочно описала, заключается в неумении слушать себя и ориентации на то, как «должно». Я полагаю, что любой человек старше 20, имеющий за плечами опыт учебы, интуитивно знает, сколько времени ему нужно на ту или иную работу. Ему не всегда придет в голову задать себе именно этот вопрос, но внутреннее знание есть почти у всех. Кроме того, даже ответив себе на этот вопрос, обычно страшно рискнуть и проверить знание реальностью. А вдруг я ошибаюсь? А ты проверь. Максимум, раз-другой ошибешься, но будешь по-крайней мере знать, куда корректировать. Да и, положа руку на сердце, ты же все равно станешь заниматься этим ровно столько, сколько внутренне себе отвел. Так зачем мучиться заранее, тянуть кота за хвост и, главное, страдать от чувства вины из-за того, что все равно не делаешь то, что якобы нужно. Если не делаешь — значит есть еще запас времени, психика не тупая. Когда запас кончается — садишься и делаешь. 


Вторая ошибка в установках заключается в том, что ты пытаешься сделать нечто, что тебе изначально делать не нужно. Проект, который бесполезен. Статья, которую не хотел. Курсовик, для которого не хватает знаний. С этой ошибкой сложнее, потому что еще до написания придется вернуться на предыдущий этап и разбираться с ним. И там существует два варианта: либо деваться все равно некуда, потому что надо (масса причин: учеба, деньги, одолжение), либо на самом деле и не надо, тогда вопрос вообще снят. Если ты все же решаешь, что надо, действительно надо — тебе самому надо — хорошо бы выяснить, для чего оно надо. И тогда цель меняется. Честно поставленная цель, с которой ты сам согласен, облегчает процесс. Например, на самом деле нужно не писать курсовую, а закончить курс посредством курсовой. Или статью нужно написать, потому что это твоя профессия, ты этим зарабатываешь на жизнь. Статья превращается в средство. Слегка гасится эмоциональный накал. Это не самооценка, не проверка твоих сил, не доказательство потентности, а исключительно способ зарабатывать деньги. Может быть, если оно настолько мучительно, в следующий раз стоит задуматься, а браться ли за эту работу. 


На самом деле, я не хочу сказать, что прокрастинации нет вовсе. Я хочу сказать, что за этим длинным красивым словом, возможно, кроются две простые вещи: абсолютно естественное нежелание заниматься тем, что не нравится, не хочется, но по каким-то причинам необходимо; либо удивительная доверчивость к тому, как вроде бы положено работать, за которой тянется хвост разных неприятных последствий. И вторая решается исключительно поиском личного стиля и отказом от любого «надо так». Надо как угодно, главное, чтобы получалось и приносило удовольствие. 



Источник: http://www.livejournal.com/magazine/790462.html

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Эхххххххххх..........

Ответить

Рациональное зерно определенно есть, но не всегда можно изменить стереотипы, навязанные в детстве. Зачастую опыт, систему оценки себя и мира, полученные в детстве невозможно изменить путем логических умозаключений, тут нужны специальные приемы (психотехники, психологи).

Ответить

        Защита от дурака

Я бы еще на разок пересмотрел Санту Барбару, помню как мы ее ждали на голубом телеэкране с моей бабулей.

Ответить

Давно известно на опыте, что все равно каждое дело занимает всё отведенное на него время. Отведете два дня - справитесь за 2 дня. Отведете месяц - будете месяц балду пинать. Это как в фильме Формула любви, где барин поставил кучеру задачу починить карету графа Калиостро за десять дней, хотя тот справился бы за день.
Единственный вопрос автору - ежели прекрасно знает,что справится за 2 дня и все равно это нужно сделать, зачем откладывать на последний момент? Сделал дело - гуляй смело))

Ответить

Идея отличная, поддерживаю.
----
Ортопедия и травматология | http://yzi4d.ru/

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.