Регистрация Вход
Город
Город
Город
Stepan-studio.ru

Stepan-studio.ru

Оригинальная музыка к спектаклям и мюзиклам. Качественная звукорежиссура и стильные аранжировки. Напишите: vk.com/stepan_studio или stepka68@gmail.com
Подробнее
TAGREE digital-агентство

TAGREE digital-агентство

Крутые сайты и веб-сервисы. Комплексное продвижение и поддержка проектов. Позвоните: +7-499-350-0730 или напишите нам: hi@tagree.ru.
Подробнее
Школы фитнеса Варвары Медведевой  -  Instructor Training School

Школы фитнеса Варвары Медведевой - Instructor Training School

Внимание,Томск! Набор на базовые курсы: *Инструктор групповых программ. *Инструктор тренажерного зала.
Подробнее

Как живут современные селькупы

 

СЕЛЬКУПЫ: народ в Российской Федерации, численность: 4-6 000 человек, живут в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа и других районах Тюменской области (1600 человек), в Каргасокском, Парабельском, Верхнекетском районах и сельской территории Колпашевского горсовета Томской области (1350 человек), небольшая группа в Туруханском районе Красноярского края. Говорят на селькупском языке самодийской группы уральской семьи. Распространён также русский язык.

1.



К концу XVI века существовало объединение Селькупов – Пегая орда. С основанием Нарымского острога (1596) русские сумели закрепиться на Средней Оби и обложить Селькупов данью. В начале 18 века было осуществлено крещение томских Селькупов. Под влиянием русских нарымские Селькупы стали поселяться в деревнях, заводить домашний скот, культивировать огородничество.

Среди томских (среднеобских) Селькупов профессиональных охотников-промысловиков практически нет. Ведущее место в промысловой охоте занимает добыча водоплавающей птицы и боровой дичи. Оленеводство распространено только в северном ареале расселения Селькупов, в тазовско-туруханском регионе, оно заимствовано от ненцев и энцев.

 

Что мы знаем о селькупах? По сути — ничего. Ну, живут на севере Томской области, выступают на «Этюдах Севера», пляшут с бубном в сценических костюмах, поют песни на древнем языке. Да, и у кого-то, может быть, друг или сосед — селькуп, но он говорит по-русски, носит, как и все, одежду made in China и предпочитает американскую музыку. Ведь большинство людей давно уже не носят национальные  костюмы, не поют народные песни, сидят в соцсетях и затариваются в супермаркетах.

 

Уникальный и загадочный народ живет почти незаметно, и, кстати, многие выбирают такой образ жизни осознанно. Даже свой язык селькупы используют для тайных переговоров. Особо любопытным могут даже и не сказать, что говорят на родном языке. Настоящие же тайны этого народа открываются только тем, кому селькупы доверяют. А чтобы селькупы доверяли, нужно искренне интересоваться их культурой.

 

Когда я впервые встретил методиста Этнокультурного центра из Парабели Ирину Коробейникову и поинтересовался, как живут современные селькупы, как устраивают быт, верят ли по-прежнему в духов, женщина сухо ответила: «Знать бы этих духов». Но как только узнала, что я всерьез интересуюсь предками селькупов — кулайцами, рассказала мне немало удивительных вещей об этом народе, в том числе и перечислив имена духов.

 

Селькупка Ирина Коробейникова нам рассказывала, что раньше они были язычниками, строились специальные амбары, туда приносили дары. Амбары ставились в труднодоступной местности, подальше от деревни, непосвященный их не нашел бы. Очень жесткий был запрет: ничего из этих амбаров брать было нельзя. Много рассказов, что кто-то что-то брал из этих амбаров, а после сходил с ума. Были идолы разных размеров, были кавалозы — домашние идолы. Когда христианство дошло и до селькупов, как вспоминает Ирина Коробейникова, ее мама поставила дома икону, а рядом с иконой небольшую лесенку. У селькупов считалось, что шаманы способны путешествовать по всему миру: в нижний и верхний мир, так вот мама Ирины, чтобы новый бог мог подниматься вверх и спускаться в наш мир, эту лесенку и поставила. Сама Ирина Коробейникова в своей сумке носила и идола, и иконку, говорила — помогает. Кстати, если идол не помогал, его сжигали. Домашних идолов чаще всего хранили на чердаках, чтобы дом оберегал. Можно сказать, что они приняли христианство, но свои верования так и не отвергнув до конца.

 

А другая селькупка, Наталья Иженбина из Колпашево, объяснила свою версию, почему ее народ такой скрытный. По словам Натальи, осторожными селькупов сделала тайга.

«Когда идешь по тайге, громко поешь или разговариваешь, хрустишь ветками, считай, что обратно уже не вернешься, — говорит Наталья Платоновна. — Например, медведь услышит и придет. Так и в мире. Пока есть в мире жестокость, жадность и мало разумных людей, мы не откроемся».

 2.



«Комдэ чангва, но вы держитесь».

Когда-то считалось, что селькупы, или, как их раньше называли, остяки-самоеды  — люди диковатые и недалекие. Но такой стереотип в отношении «лесных людей» просто неприменим. Они не простаки из леса, а рациональные и практичные люди: за тысячи лет своей истории они выучили, чем заняться, чтобы жить на севере Сибири хорошо и сытно.

Если не любите рыбу — вы не селькуп. А если даже и любите, то попробуйте поймать ее так же ловко,  как селькупы. Когда-то русские переселенцы в Сибирь завидовали селькупам, ведь у них всегда был огромный выбор снастей. Кстати, любовь к рыбе у селькупов не остывает уже больше двух тысяч лет: и сейчас рыба у селькупов ценится.

3.



Конечно же, селькупы прекрасно охотятся. Они и в этом похожи на своих воинственных предков — кулайцев — когда-то расселившихся на обширных территориях Сибири. Охота приносила их потомкам немалые деньги в средние века, кормила в голодные годы войны и в 90-е. А если результат налицо, зачем менять тип хозяйства?

Селькупы разводят и скот, да и в целом, живут почти так же, как и русские на севере области. При этом коренные жители севера области привыкли жить скромно. И это не считается зазорным.

«У нас есть поговорка «Комдэ чангва, комдэ эйя» — «Денег нет, деньги есть». Если человек говорит, что денег у него нет — их и не будет. Лучше говорить: «Деньги есть, но мало», — поясняет Ирина Коробейникова.

При этом, считают селькупы, ресурсы нужно экономить: из леса не носить лишнего и беречь все живое. Ведь любой дисбаланс в природе — это уход зверя, рыбы, неурожай и, в конечном итоге, гибель людей.

Тысячи лет, со времен кулайцев уж точно, селькупы стараются беречь природу. Каждая сломанная ветка, каждый сорванный цветок — это ущерб. И его надо восполнять. Селькупы верят, что у всего есть душа — от дерева до карандаша, а потому стараются к каждой вещи относиться аккуратно.


 

Отношения в обществе.

Взаимоотношения в семье и в обществе у селькупов традиционные и крайне уважительные. В словаре «лесных людей» целый список слов, связанных с семьей. Например, дед по материнской линии обозначается одним словом (авнека), а по отцовской — другим (энека), бабушка по материнской линии — нембика, по отцу — аджюка.  Родственники всегда общаются между собой и не забывают друг друга, каждый из представителей этой народности может насчитать десятки близких и дальних родственников, поддерживать с которыми отношения считается обязательным. Если ребенок потерял родителей, его отдадут тетушкам или другим родственникам, но не чужому человеку. Свадьбы всегда многолюдны из-за обилия родни. Кстати, межнациональные браки, то есть, когда девушка или парень выбирают себе в супруги представителя другого народа, хотя и не запрещены, но и не приветствуются, поэтому таких супружеских союзов единицы.

Говорить или желать что-либо плохое родственникам или соседям у селькупов запрещено. Существует поговорка: «В добрый час сказать, в худой — промолчать». Люди верят, что, если сказать: «Чтоб медведь тебя унес», то он и унесет. Поэтому «лесные люди» учат друг друга быть аккуратными в словах.

Тайга научила селькупов друг другу помогать. Они оставляют вещи в охотничьих избушках для того, чтобы другие охотники могли пользоваться. В голодное время селькупы делятся добычей со своими земляками. Потому что закон тайги суров: выжил сам — помоги другому.

 

Отношения с государством.

Революция столетней давности изменила жизнь селькупов. При царе вся жизнь коренных малочисленных народов регулировалась отдельными правовыми документами, с приходом советской власти всех советских граждан уравняли в правах, а коренные народности получили еще дополнительные льготы. В 20-30-е годы появились нормативные акты, закрепляющие право коренных народов на землю, на которой они проживают. Также вводились налоговые льготы.

Однако позднее, в середине прошлого века, права туземцев на землю перестали упоминаться в документах. Право на нее имели только колхозы и совхозы. В 70-е в документах упоминались только земли для отгонного скотоводства и оленьи пастбища, которые могли даваться в пользование колхозам и совхозам. Кроме того, в то время были изданы законы о поддержке традиционных видов хозяйства, а также о налоговых льготах, которые получали люди, занимающиеся кустарным ремеслом.

В то же время в местах проживания коренных народов, в том числе селькупов, были созданы хорошие условия для жизни: создавалась инфраструктура, система медицинского обслуживания и школьного образования. Люди заговорили и даже смогли печататься на своих языках.

 

По словам Ирины Коробейниковой, в конце 80-х властями было очень много сделано для возрождения селькупской культуры и языка. После распада СССР к коренным народам вернулось право на пользование землей, на которой они проживают. Также законодательно было оформлено право заниматься традиционными видами хозяйства, в том числе охотой и рыбалкой. Кроме того, коренные народы освобождаются от уплаты земельного налога.

«У нас, когда ввели льготы для коренных народов, — рассказал житель поселка Рыбинск Верхнекетского района Владимир. — Были те, кто записался в селькупы. Хоть и говорят по-русски и живут как русские. Ну да ладно, лишь бы людьми были».

В 2016 г. в Томском краеведческом музее презентовали новую книгу о селькупском фольклоре. Книга вышла небольшим тиражом в 207 экземпляров.
4.



Наталья Полякова, доцент кафедры перевода и переводоведения Томского педуниверситета, изучала селькупов и их язык. 

Она рассказывает:

– С 50-х годов прошлого века в Томском педагогическом университете велись исследования языков и культур коренных малочисленных народов Сибири. Основателем этого направления был профессор Андрей Дульзон, который разработал программу исследования аборигенов Сибири и их языков, пытаясь доказать их происхождение, общность или родство. Начиная с 50-ых годов. это были комплексные экспедиции, в которых собирались сведения о селькупах, кетах, хантах, нганасанах. За свой монументальный труд о кетском языке Андрей Дульзон был удостоен государственной премии СССР. Появились научные направления изучения хантыйского, нганасанского, кетского и чулымско-тюрского языков. В рамках изучения этих языков было защищено более 20 докторских и более 200 кандидатских диссертаций.

В настоящее время продолжается изучение селькупского и хантыйского языков, одно время было очень много исследователей чулымского языка со всего мира. К примеру, мы получили запрос из Амстердамского университета: девушка очень сильно интересуется числительными селькупского языка. В селькупском языке, так же как в некоторых других малых языках, например в кетском, сохранилась семеричная система исчисления. То есть идет исчисление от 1 до 7. А потом они считают так: 10 - 2 = 8; 10 - 1 = 9; 10+1=11.

 

На самом деле удивительно, как люди в разных странах в разных университетах, не связанных с изучением языков, начинают этим увлекаться. Тот же чулымский язык изучали два американца —  Андерсон и Харрисон, Ику Нагасаки из Японии четыре года подряд ездила с нами в экспедиции в Парабельский, Каргасокский районы. Ей даже пришлось для этого выучить русский язык. Сейчас в педагогическом институте учится американец Пол Мэтью Фелан, он занимается исследованием социолингвистической ситуации. С ним был курьезный случай: в прошлом году он с нашими малочисленными народами проводил социологическое исследование. Выяснял, кем себя человек считает по национальности. И хотя Пол достаточно хорошо уже знает русский язык, все наши информанты переполошились, давай нам звонить, говорят, тут какой-то американец ходит, все выспрашивает, нас переписывает, не к добру это. В людях срабатывает генетическая память, они боятся пришлых.

Также, кстати, они боятся видео и фотосъемки. Считается, что с любым твоим изображением уходит часть твоей души, и что через это изображение можно наносить тебе вред. Они без труда соглашаются, чтобы мы вели аудиозапись, но видео и фотосъемка для них — большая трагедия. Они начинают себя странно вести, надевать костюмы, позировать, создавать какой-то странный неестественный антураж.

5.



Очень много языков вымирает, потому что уходят носители этих языков. Например, кетов около тысячи человек в России, в Томской области мы не нашли ни одного говорящего на кетском языке. Сейчас они, в основном, живут в Туруханском районе Красноярского края. Из Томской области их потеснили, так называемые, северные селькупы. Когда-то селькупы были единым народом, но после завоевания Сибири русскими, некоторые были вынуждены уходить в более северные районы. Кетам пришлось потеснится, они воевали с ненцами и эвенками. Это все описано в их сказках, кстати, достаточно кровожадных. Была у нас такая история: первые записи делались на бобинных магнитофонах, и лет десять назад их решили оцифровать, дали нам студию звукозаписи и мужчина целую ночь их переписывал. Ему было скучно, он решил послушать эти сказки. Утром, отдавая нам записи, сказал: «Никогда не давайте эти сказки слушать детям».

 

Пятая графа.

Что касается южных селькупов, которые проживают на территории Томской области, очень немногие в советские времена отваживались писать в паспорте в графе национальность, что они селькупы. Кстати, тогда им, если и писали, то просто «остяк». Остяками записывали селькупов, хантов, кетов, ненцев. Но все предпочитали писать «русский» — так было удобнее. И только после распада Советского союза, когда появились льготы для малочисленных коренных народов по охоте и рыбалке, появились материальные стимулы, все бросились доказывать свою национальную принадлежность к селькупам, к хантам. По переписям видно, что их количество сразу кратно возросло.

А еще по национальному составу можно всю нашу историю проследить. В Парабельском и Каргасоксом районах, кроме местных народов: селькупов, хантов, было очень много ссыльных. Например, много ссыльных немцев. И появлялись смешанные селькупско-немецкие браки. Чаще всего папы были немцами, мамы селькупками, фамилии давались соответственно немецкие: Пауль, Фрайнт, но при этом все себя считали селькупами. В Парабеле живет Виктория Фрайнт, она сотрудник музыкальной школы, наполовину селькупка, наполовину немка, но она считает себя представителем селькупского этноса.

 

Водка, олени, болото...

Во время экспедиций много было собрано селькупских топонимов — названий деревень, озер. Собиралась информация об их образе жизни. Селькупы, кеты, ханты — народы, которые вели полукочевой образ жизни. В зависимости от того, где в какой момент на какой реке или озере хорошо клевало, они собирали свои чумы и переезжали с одного места на другое. Когда-то было развито и оленеводство, у северных селькупов оно было сохранено вплоть до периода Никиты Хрущева, который запретил домашних оленей из-за того, что местное северное население якобы плохо охотится. Запрет домашнего оленеводства многие селькупы считают самой большой трагедией в своей жизни.

 

Кетов, северных селькупов в экспедициях, сначала сложно разговорить на родном языке, так как все они сейчас говорят на русском. Но когда их просишь что-то вспомнить, они моментально переходят на свой родной язык и даже этого не замечают, говорят, «я на русском вам все рассказывал». Но это касается только старшего поколения, дети, в основном, владеют только русским языком, потому что им родители говорили, тебя все на русском поймут, зачем тебе селькупский. В школах селькупский язык тоже уже не преподают. Одно время был кружок для детей, вела его в Парабели Ирина Коробейникова, но сейчас кружок закрыли.

 

Селькупы с трех лет пользовались обласком, но не умели плавать.

Раз в год на Оськином озере рядом с Парабелью проходит фестиваль народов Севера, его называют «Легенды Севера» или «Этюды Севера». Раньше это был небольшой фестиваль, назывался «Все юрты в гости к нам». Это была попытка воссоздать давнюю традицию, когда несколько раз в год люди из разных стойбищ встречались. Была либо пушная ярмарка, либо обмен оленями и большой праздник. Сейчас на этот праздник приезжают и с Урала, и с Хакасии.

6.



Восстановили они и соревнования местные — гонки на обласках. Кстати, еще один из парадоксов наших малочисленных народов. Оказывается, очень многие не доживали до зрелого возраста, потому что тонули.

Кеты, ханты, селькупы, с двух-трех лет умели обращаться с обласком, то есть могли самостоятельно передвигаться по рекам, но при этом не умели плавать. Наши исследователи еще в 70-80-ые годы могли описывать, например, такую картину: на Оби были Юрты Ласкины, это остров, соответственно, кругом вода. Подплывает теплоход, собирается деревня, всем же интересно, кто приехал. И вот наши видят такую картину: все побежали на берег, оказывается обласок перевернулся и там кто-то тонет. Но селькупы все стоят. И только одна женщина в сапогах, видно, что русская, ныряет и спасает тонущего мужика. Оказывается, у селькупов, хантов и кетов есть поверье, что вода является связующим звеном с миром мертвых, что под водой находятся злые духи, которые если считают нужным тебя забрать, значит заберут. В любом случае они всю жизнь проводили на реке, но если начинали тонуть, шансов выжить у них почти не было, потому что они не могли доплыть до берега. И только русские жены постепенно начали обучать детей плавать. То есть можно сказать, что русские женщины частично спасли этот этнос от вымирания.

 

Малочисленные народы Сибири: есть ли будущее?

Активно говорящих на селькупском языке буквально три - пять человек: Ирина Коробейникова, Яков  Мартынов, но ему уже под 80, Наталья Иженбина из Колпашева. Есть селькупско-русский диалектный словарь, он вышел в 2005 году. Есть достаточно большое количество других словарей, и по северным, и по южным селькупам, есть и хантыйские словари. Словарей много, но словарь не всегда раскрывает всю суть языка. Иногда к нам поступают неожиданные предложения по сохранению этих языков. Например, интересное предложение было от областной администрации. МЧС собирается выпустить брошюру о безопасности и хочет, чтобы ее перевели на разные языки, включая селькупский и кетский.

У селькупов в поверьях два основных дерева: кедр и береза. Они символизируют смерть и жизнь. На березе есть черные полосочки и селькупы говорят, что это отметки, по которым шаманы поднимаются вверх, поэтому она — светлое дерево, дерево жизни. А кедр — дерево смерти. Поэтому и хоронили в кедрачах. И даже в их сказках, если кто-то доплыл до берега, где кедры растут, это сразу сигнал, что что-то неприятное будет или даже смерть. Были надземные захоронения, когда сверху устанавливали домовину, были и подземные и, так называемые, воздушные. Воздушные — это когда в кедре выдалбливались ниши и прикрывались корой, так чаще всего хоронили детей.  Сейчас всех хоронят в основном в земле. Но вот в Иванкино, это этническое селькупское поселение в Колпашевском районе, еще сохранилась древняя традиция: хоронят они в земле, но сверху пристраивают домовину. И, кстати, в Иванкино еще не так давно преподавали в школе селькупский язык.

Общение с малочисленными народами оставляет такое разное ощущение: с одной стороны — это мудрые народы, которые смогли приспособиться к жизни в очень сложных условиях, с другой стороны — это народ-ребенок, их очень часто и жестоко обманывали, отбирали хорошие земли. Вот этой мудрости, в сочетании с детскостью, наверно, больше нет ни у кого.

 

«Ряженые» шаманы.

По словам Ирины Коробейниковой, селькупские шаманы, которые выступают сейчас на фестивалях и концертах и даже проводят обряды — ненастоящие. Да и шаманизм как явление уже почти век как себя изжил: с приходом русских поселенцев большинство селькупов приняли православие, хотя при этом и сохраняли свои верования, но последний шаман, к которому селькупы действительно ходили за советом и за исцелением от недугов, жил в начале прошлого вера. Так что сейчас танцы с бубнами — не более чем красочное представление.
7.



«Есть один очень известный человек, называет себя шаманом, иностранцев приглашает и знакомит с селькупской культурой, — рассказывает Ирина Коробейникова. — Несколько лет назад поехал он в Москву выступать, а у него не получается колотушкой в бубен бить. Он ночью в туалете стал репетировать, за ночь научился стучать колотушкой в бубен, вроде нормально выступил. Теперь и в Парабели выступает. Вот только рассказывает, что после обрядов ему становится плохо».

Селькупы считают, что настоящий шаман должен уметь оказывать помощь, лечить людей, например. Но последние известные шаманы давно умерли, а лечатся селькупы в обычных поликлиниках либо народными методами.

Та же история с костюмами. Они сценические. Повседневная одежда современного селькупа вполне обычная. Разве что, могут зимой «лесные люди» похвастаться меховой  шапкой собственного изготовления, так она ж для дела нужна, голову согревать, а не перед односельчанами красоваться. Танцы и песни, то есть фольклор, тоже, скорее, заново созданный. На селькупском языке поют и старинные, и переведенные советские, и современные песни. Хотя есть свои композиторы и поэты, которые пишут новые песни для выступлений на фестивалях и праздниках. А легенды селькупы передавали от бабушек и дедушек. Это короткие, простые по структуре, но поучительные истории из жизни народа.

По словам Коробейниковой, танцы современных шаманов в стилизованных костюмах — это скорее сигнал SOS. Селькупы таким образом напоминают о себе миру, давая понять, что их осталось мало, нужно что-то с этим делать, сохранять уникальный язык и культуру. Обращаются селькупы со сцены и к своим сородичам, которые забывают, что они — представители редкого народа.

 

Из рода Ворона

Несмотря на то, что шаманизм у селькупов давно канул в лету, сознание представителей этого народа, да и повседневный быт наполнены множеством деталей, отсылающих к древним представлениям об устройстве мира, наполненного духами-покровителями и грозными божествами, с которыми лучше дружить. Даже сейчас у селькупов отчасти сохранился тотемизм: каждый ребенок знает, какой зверь или птица является его далеким предком. У южных селькупов семьи ведут свой род от птиц, а у северных — от лесных зверей.

8.



«Я из рода Ворона, потому что мой отец из этого рода, — рассказала Ирина Коробейникова. — А моя мама — из рода Кедровки. Род определялся по отцу. В Томской области почти все роды с птичьими названиями — род Глухаря, Орла, Ворона и Кедровки. Наталья Иженбина — из рода Сыча. А на севере преобладают роды Волка, Медведя и Лисы».

Лось и Медведь — с древности священные для селькупов животные. Их фигурки всегда были талисманами и приносили удачу. Есть у селькупов интересная особенность: они, с одной стороны, уважают природу, а с другой — хитрят с ней.

«Чтобы медведь в тайге на нас не напал, мы не говорим «корг», то есть, «медведь», — рассказывает Ирина Коробейникова. — Мы говорим «варг кара» — «большой старик». Если знаем, что в окрестностях бродит маленький медвежонок, говорим «мыда» — «младший брат». Так мы запутываем зверя, который не любит, когда про него говорят. Мы считаем, что если про зверя говоришь, он придет».

«А когда добыл медведя, надо провести обряд перед тем, как употребить мясо его в пищу: «Это не я тебя ем, это ворон тебя клюет», — добавляет Наталья Иженбина.

 

Вера в лозов — духов животных, лесов, озер, ветра и рек — у селькупов удивительно сочетается с христианскими традициями: в красных уголках селькупских изб хранятся иконы, портреты умерших предков и кавалозы — небольшие обереги.

«Одна селькупка брала с собой перед рыбалкой или походом в лес кавалозиков в берестяной набирке. Они, считала бабушка, приносили удачу, — говорит Ирина Коробейникова. — Если удача отворачивалась — она била кавалозиков или делала новые обереги».

До недавних времен сохранились и жертвоприношения духам. Например, охотник Аким Николаевич Чинин приносил в священный амбар пули, монеты и табак. Считалось, что в своем населенном пункте — юртах Саиспаевых — он был самым удачливым,  и звери (лисы, зайцы, росомахи) к нему «сами под ноги бросались».

«А в деревне Иванкино был жертвенник, в него рыбаки клали жертвы духу воды и духу тайги, чтобы была удача на рыбалке и на охоте», — рассказывает Наталья Иженбина.

 

Возрождение.

Селькупов осталось несколько сотен. Правда, людей с селькупскими корнями намного больше, но они не знают ни языка, ни обычаев, ни даже из какого они рода. А вопрос возрождения самосознания для селькупов сейчас является очень актуальным.

9.



Сейчас Вера Тузакова и Ирина Коробейникова создают заново то, что было давно утеряно. Например, создали сборник «Обские рассказы», издали книгу «Рассказы селькупки Ирины». А следующая книга с рассказами выйдет в Японии. В своих работах селькупы делятся дозированно, конечно, своими взглядами на мир, а заодно обучают языку. Кроме того, существуют селькупские общественные организации, задача которых — объединить селькупов в своем районе, помочь вспомнить язык.

Сейчас проблемой сохранения селькупов занимаются ученые. Что они делают? Собирают данные по истории, костюму, языку. Регулярно проводятся конференции, где исследователи презентуют результаты работ. Участвуют в них и сами селькупы. И, конечно, выезжают в экспедиции, разыскивают носителей языка, культуры.

И хотя селькупы и скрытные люди, они вынуждены рассказывать о культуре и языке, чтобы не потерять их совсем. Привлекая внимание общества, они пополняют свои ряды. Но и русские могут влиться в состав этого народа. Например, Григорий Коротких, примерно за один год выучивший селькупский и сделавший немало для этого народа, был избран в Почетные селькупы. Геннадий считает, что даже в век всеобщей глобализации людям есть чему поучиться у этого небольшого народа. Например, уважению к традициям, ближним и окружающему миру.

 



Источник: http://www.tomsk.ru, http://www.narodru.ru, http://finugor.ru/news, http://galt-auto.ru

Поделитесь с друзьями:

   
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.