Регистрация Вход
Город
Город
Город

Кулибинцы. Часть 2.

Продолжим разговор о 20 российских изобретателях-самородках, вписавших свои имена и открытия в историю цивилизации.

Иллюстрации Жанны Александровой.

 

ХI. Андрей Нартов (1693-1756): ТОКАРНЫЙ СТАНОК С СУППОРТОМ

Личный токарь Петра Первого давал уроки мастерства европейским монархам.


20. Андрей Нартов. 



Про токарные станки обычно думают, как про чудище обло, озорно, стозевно и лаяй. Но думать так можно лишь до тех пор, пока не увидишь станки Нартова (в Эрмитаже есть). На них, кажется, – не работать, а котильоны танцевать. Все в вензелях, с узорами из птиц и ахиллесов, витые ножки и причуды в стиле русского барокко. Ни до, ни после Нартова не бывало таких токарных станков. На них и гравировка именная: «Механик Андрей Нартов. Санктпитербурх».

Умельца этого приметил в 1712 году Петр I: вытащил 16-летнего Андрея Нартова из мастерских Московской школы математико-навигацких наук в столицу – и произвел в свои «личные токари». Прямо в царском дворце обустроили «токарню», в которой Нартов работал и жил, – и Петр не разлучался с ним до своей смерти.

Нартов первым делом решил задачу главную: прежние станки для дерева еще годились – но не для металла. Чтобы резать металл, надо жестко закрепить резец и не вручную перемещать его вдоль обрабатываемой детали. Нартов решил эту задачу уже в 1717 году. Петр на радостях его и в Европу отправил – пошпионить за тамошними новинками и своими похвалиться. Нартовские станки Европу впечатлили. В Берлине Фридрих Вильгельм I просился к Нартову на прием: потокарничать. Да жалко, что ли – поделился токарь Нартов с прусским «королем-солдатом» секретами мастерства.


21. 



Долго был Нартов в таком почете. Сына его сам Петр I крестил. Но Петра не стало в январе 1725-го. И Нартова из дворца «попросили» – в Москву, налаживать технику монетного дела. Нартов взялся за станки гуртильные (для насечки «гурта», ребра монет). Чем-то помог в изготовлении Царь-колокола. Придумывал «махины для обсерватории»...

 

В конце концов Нартова вернули в Петербург, смотреть за бывшей царской мастерской, «Лабораторией механических дел». Тут Нартов осознал себя хранителем Наследия великого царя! Труд написал: «Достоверные повествования и речи Петра Великого». Видимо, важничал страшно. Недруг его, Иван Данилович Шумахер, секретарь Академии наук, пыхтел, что этот толкователь заветов неотесан и ничего «кроме токарнаго художества не знаетъ». Ломоносов подбил Нартова – и пошли интриги и кутерьма...

 

Но что теперь нам эта кутерьма! Нартов продолжал изобретать – вот главное. Андрей Константинович оставил труд: «Театрум Махинарум, то есть Ясное зрелище махин», с чертежами трех десятков своих станков.

Суть изобретения.
До изобретения Нартова при работе на станке резец то приспосабливали как-то, а то и просто держали в руке. Нартов сварганил для токарного станка надежный «педесталец» (как он сам назвал), он же суппорт (лат. supporto – поддерживаю), принцип действия которого не изменился по сей день. «Железная рука», державшая резец, перемещалась с помощью винтовой пары, то есть винта, вкручивающегося в гайку.

Конкуренты.
Изобретение суппорта приписывали англичанину Генри Модсли – сохранился его токарный станок 1797 года (в лондонском Научном музее). Но тут и спорить не о чем – Нартов опередил англичанина на 80 лет.

 

XII. Николай Бенардос (1842–1905): ЭЛЕКТРОСВАРКА

Инженер-самородок, подчинивший вольтову дугу, мечтал о пароходе на катках.


22. Николай Бенардос.     



Этот пароход на катках покоя не давал Бенардосу. Ну, представьте: он проскакивает мели и обходит препятствия по рельсам. К тому моменту мечтатель уже женился, отстроил вотчину возле костромской деревни Лух и даже избирался в губернское земское собрание.


Но стал жертвой сплетни – о его якобы романе с княжной Берсеньевой.
Разговор у Бенардоса был короткий – взял и выпорол сплетника. За оскорбление суд приговорил его к Сибири, замененной трехмесячной гауптвахтой и лишением прав трудиться на госслужбе. Вот тогда он и взялся за пароход-вездеход.

Построил, назвал «Николаем» в честь старшего сына, испытал, проплыв 300 км по Луху и Клязьме до Гороховца. Повез свое чудо в Санкт-Петербург.
Продемонстрировал успешно. Ни один чиновник, ни один промышленник и бровью не повел. Пароход, под который заложено было имение, пустили на дрова...

Но в роду у Бенардоса все были упорные. Портрет деда-генерала, Пантелея Егоровича, есть в галерее героев Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже. Отец, полковник, Крымскую прошел. Ну, а его сын, потеряв пароход, увлекся...электротехникой.

В 1882 году на Международной электрической выставке в Париже Бенардос впервые продемонстрировал новый метод электросварки: свой способ «соединения и разъединения металлов действием электрического тока» он назвал «электрогефестом». Зеваки на выставке глазели, как Бенардос режет толстые рельсы – и его изобретению вручили золотую медаль.

23.  



Но денег на оформление патента не было. За долги пустили с молотка усадьбу изобретателя. Вот тогда состоятельный купец Ольшевский и предложил Бенардосу помощь – с условием, что станет совладельцем патентов. Бенардос согласился, получил патенты во Франции, Великобритании, Бельгии, Италии, Германии, Норвегии, Швеции, Испании, Дании, США, Швейцарии и Австро-Венгрии. Во всех, кроме российского, патентах совладельцем указан Ольшевский...

В 1898 году он перебрался в Фастов, возле Киева – жить совсем стало не на что. Скончался 21 сентября 1905 года в фастовской богадельне.

Модель костюма сварщика (производства Шатурской швейной фабрики) назвали «Бенардос».

Суть изобретения.
Электрическая дуговая сварка угольным электродом получила название «способа Бенардоса». В «привилегии» этот способ был описан так: «Предмет изобретения... основан на образовании вольтовой дуги между составляющим один электрод местом обработки металла и содержащею другой электрод рукояткою, подводимой к этому месту...»

Конкуренты.
На 4-й Электрической выставке в Петербурге начался спор Бенардоса с Николем Славяновым, уральским инженером, о первенстве в открытии электросварки. В 1892 году комиссия экспертов Русского Технического Общества дала заключение в пользу обоих изобретателей. Затем и суд установил полную самостоятельность методов «электрогефеста» Бенардоса и «электрической отливки металлов» Славянова.

 

XIII. Николай Пирогов (1810-1881): ГИПС И НАРКОЗ

Основоположник военно-полевой хирургии оперировал раненых, стоя на коленях.


24. Николай Пирогов.  



В июне 1850 года у сорокалетнего доктора Пирогова с двадцатидвухлетней баронессой Александрой Бистром был медовый месяц. Собираясь на свадьбу в имение родителей невесты, Пирогов попросил Александру Антоновну собрать к его приезду всех бедолаг, нуждавшихся в операции: не скучать же без дела в медовый месяц...

За три года до этого, 14 февраля 1847 года, Николай Иванович провел первую операцию с применением эфирного наркоза. Пока другие спорили о новации, Пирогов испытывал свойства эфира на собаках, телятах, даже на себе и своих помощниках. И, решив применить эфирный наркоз на войне, немедленно уехал на Кавказ. Причем в самую горячую тогда точку. В Самуртском отряде, осаждавшем укрепленный аул Салты, лазарет состоял из нескольких шалашей со сложенными из камней скамьями, покрытыми соломой.
100 операций с эфирным наркозом Пирогов провел, стоя на коленях. Впервые в мире – на поле сражения.


А в 1853 году началась Крымская война – и Николай Иванович рванул в Севастополь. Первым делом ввел сортировку раненых – тоже впервые. Кого оперировать срочно, под пулями, кого эвакуировать в тыл после первой помощи. Благодаря Пирогову в русской армии появились сестры милосердия: организовал «Крестовоздвиженскую общину сестер попечения о раненых и больных» и написал жене: «До сей поры мы совершенно игнорировали чудные дарования наших женщин». А за год до этого стал использовать налепную алебастровую повязку для заживления переломов...

 

25. 



После падения Севастополя основоположник военно-полевой медицины на приеме у Александра II со всей солдатской прямотой сказал, что думает о руководстве армией князем Меншиковым. Чем ответил мудрый царь-реформатор? Пирогова убрали из Медико-хирургической академии, сослали сначала попечителем Одесского и Киевского учебных округов, потом и вовсе за границу, в немецкий Гейдельберг – руководить русскими кандидатами в профессора...

Перед смертью Пирогов аккуратно указал в записке диагноз своей болезни.

Суть изобретения.
Снотворное действие эфира («сладкого купороса») было известно издавна. Пирогов сконструировал и особую маску, позволяющую вдыхать точно заданное количество эфира.

Использовать гипс в медицине Пирогова вдохновил скульптор Н. А. Степанов: медик увидел в мастерской, как гипс сковывает холст. И уже следующему больному с переломом голени наложил холщовые полоски, смоченные в гипсовом растворе. Косой перелом, имевший сильный кровяной подтек, зажил даже без нагноения.

Конкуренты.
В зарубежной литературе идею гипсовой повязки иногда приписывают бельгийскому врачу Матисену, однако документально установлено, что впервые ее предложил и применил Н. И. Пирогов. Идея внутривенного наркоза также целиком принадлежит Николаю Ивановичу, а не Флурансу, Ору или Буркгардту. То же и с интратрахеальным наркозом. Пирогов применил его на пять лет раньше англичанина Джона Сноу.

 

XIV. Сергей Брюхоненко (1890-1960): АППАРАТ ИСКУССТВЕННОГО КРОВООБРАЩЕНИЯ

Успешные опыты отчаянного физиолога превосходили фантазию лучших писателей.

 

26. Сергей Брюхоненко. 



На столике голова собаки, отделенная от тела, – трубки и шланги соединяют ее с хитрой системой насосов и сосудов, заменявших легкие и сердце. Голова щурится от яркого света, уши вздрагивают, слыша удары молотка, язык облизывает нос, почуявший резкий запах лимона...

Это не «ужастик» какой–нибудь, а кадры учебного фильма «Опыты по оживлению организма» (1940), рассказавшего об исследованиях физиолога Сергея Брюхоненко. Еще он в том фильме оживлял подопытных собак – Черноушка, Зайчик и Найда, виляя хвостиками, подтверждали: головокружительные опыты проходят успешно.

 

А все благодаря автожектору Брюхоненко.
Сергей Сергеевич, потомственный инженер, родом из городка Козлова (Мичуринска), ушел на фронт в 1914 году, сразу после медфака Московского университета. Вернулся перед революцией, долгие годы трудился в отделении клинической патологии и терапии военного госпиталя в Лефортово – ассистентом профессора (вроде булгаковского доктора Борменталя). Вместе с врачом Сергеем Чечулиным занимался разработкой прежде невозможного – аппарата, способного снабжать организм насыщенной кислородом кровью, полностью заменяющего сердце и легкие. Первый пробный опыт с «автожектором» (так они назвали аппарат) провели уже в 1924-м...

Нагромождение насосов, трубок, шлангов и резервуаров выглядело зловеще – но чудо свершилось.

 

27. 



Автожектор демонстрировали на II Всероссийском съезде патологов (1925), на II Всесоюзном съезде физиологов в Ленинграде (1926). Он был запатентован в СССР, Германии, Англии, Франции...

В 1936 году Брюхоненко разработал пузырьковый оксигенатор («искусственные легкие»), получил патент на него в 1937-м, – и аппарат искусственного кровообращения стал использоваться в сочетании «автожектор + оксигенатор». Аппараты совершенствуют по сей день, и у нас, и за рубежом. Но первым был Брюхоненко...

Суть изобретения.
Устройство автожектора аналогично схеме кровообращения теплокровного животного. Механическим сердцем служили два диафрагмальных насоса (взамен левой и правой половин сердца), работавшие от электромоторов. Один насос посылал кровь через артерии, другой откачивал из вен. Давление крови в сосудах и температуру поддерживали автоматические регуляторы. Для обеспечения жидкого состояния крови использовался антикоагулянт Bayer 205.

Конкуренты.
Последователи Брюхоненко отличались радикальностью и публичностью. Владимир Демихов, изучавший возможности пересадки органов, в 1954 году продемонстрировал двухголовую собаку. В те же годы американец Роберт Корниш добивался в опытах с собаками искусственного поддержания кровообращения с помощью инъекций антикоагулянтов и адреналина в сочетании с раскачиванием тела на подставке (для «взбалтывания» крови).

 

XV. Петр Прокопович (1775-1850): РАМОЧНЫЙ УЛЕЙ

Создатель пчелиного завода «отдал оному всю жизнь, всю мышленность, всю бдительность».                                                                     

28. Прокопович Петр Иванович.



За год до того, как свернулся XVIII век, в цветущих васильках на околице села Митченки прилег гусарский поручик Прокопович. Петр Иванович лузгал семечки и размышлял о смысле жизни. Вот соседская девка Анюта Боровикова – сколько смыслов в том, что она собой хороша? Над ухом зазвенела пчелка и сбила с мысли. (Это все младший брат – завел себе улей с пчелами).

Лет Прокоповичу лишь 24, впереди целая вечность. Прибыл домой на Черниговщину (со службы списан вроде по болезни), а отец, сельский поп, отлучил сына от дома навсегда.
В биографии Прокоповича полно тумана: за что? Но что имеем, то имеем...

 

Все лето 1799 года цвели васильки, Анюта с русою косою являлась музой, и пчелы любопытные вертелись. Не вытерпел Петр Иванович, заглянул однажды в улей брата. Потом признался прямо: как посмотрел он «улей на занос, на них самих, сидящих в нем и шумящих, вдруг возгорелась страсть завести их».

Купил десятину земли «для своей оседлости», пчел завел. Неопытный был, из 32 пчелиных семей выжило только девять. Да и на семейных фронтах не ладилось. Анюта родила ему двух внебрачных дочерей и сына, после чего незаконную жену Боровикову помещик сплавил замуж в дальнее село. А в 1801 году все добро Прокоповича кто-то спалил. И остался он с одной 10-рублевкой, двумя пудами меда в кадке и пчелами. Жить стал в землянке – и ульи строить.

 

Тут и пошло-покатило ему.

К 1808 году пасека насчитывала уже 300 семей. В январе 1814-го Прокопович придумал первый в мире улей с вынимающимися рамками. Пробовал разные – колоды и дуплянки, из соломы, приставные и надставные, строил улей в виде бочонка. Но всех лучше вышел этот, квадратный, с разборными рамками. Нехитрая конструкция – а будто нашел с пчелами общий язык...

 

Вскоре Прокопович имел 6000 пчелиных семей, а к 1830-му — более 10 000, то есть владел самой большой пасекой в мире! 

В 1828 году Прокопович открыл школу пчеловодства, за полвека обучил 640 крепостных, командированных соседями-помещиками. Жаль, не смог издать 12 томов своего «Методического сочинения о пчелах и пчеловодстве».

Прокопович видел в России страну меда, пчел и воска. Он и людей будто пчелами измерял. Пчел он делил на три разряда: 1) добрых, тихонравных и умных, 2) злых, кусливых и вороватых, 3) плохих и глупых. Знал, что говорил: «Я проникнул в тайны рода пчелиного далее всех моих предшественников...»

Суть изобретения.
Улей Прокоповича имел верхнее и нижнее донья. Внутренняя часть улья делилась двумя перегородками на три отделения. Верхнее отделение (магазинная часть) от среднего отделялось доской с пропилами, через которые свободно проходили пчелы, а матка в магазин проникнуть не могла. В это отделение вдвигались, ставились на решетку и свободно вынимались деревянные рамки размером 245x175 мм.

Конкуренты.
На первенство в изобретении рамочного улья претендовали и поляк Ян Джержон (но его разборный улей появился в 1838 году), и немец Август фон Берлепш (1852 г.). Американец Лоренц Лангстротом запатентовал свой улей в США в 1851 году.
Бесспорный факт, Прокопович был первым.


XVI. Григорий Петров (1886-1957): СТИРАЛЬНЫЙ ПОРОШОК
Талант русского химика поражал Горького и был поддержан Лениным.

 

29. 



Уезжать из России Григорий Семенович после революции 1917 года отказался. А раз так – пригласили в Главхим ВСНХ. Пока вокруг стреляли, Петров занимался проблемой окисления жидких углеводородов нефти с целью получения карбоновых и оксикарбоновых кислот...

За одни такие словечки можно было схлопотать от люмпен-пролетария. Но на его счастье химик знаком был с Горьким. И тот в 1921 году рассказал самому Ленину о Петрове: палки, мол, в колеса, не пускают по научной нужде за границу. Ильич, не мешкая, черкнул зампреду ВЧК–ГПУ Уншлихту: «Прошу НКидел и ВЧК сделать распоряжение о немедленном пропуске за границу...»

Ленин! – тут и сел старик. Под мощной ленинской броней и прошел Петров свой замечательный научный путь, начавшийся до революции.

Роду-племени пролетарского (родился в семье рабочего лесопильни), Петров в 1904 году уже с дипломом Костромского промучилища поступил на службу в Петербургский жиркомбинат. И сразу отличился. Склады завалены невзрачным мылом: все не могли продать. Петров, вот голова, переварил все это мыло и добавил, не размешивая, яркий краситель. Мыло получилось с красивым слоистым рисунком. Назвали его «мраморным» – все тут же разлетелось.

Но это было только начало...

При сернокислотной очистке нефтепродуктов образуются сульфокислоты, от которых не знали как избавиться. Петров додумался до главного: нельзя победить – значит, надо правильно использовать. Тут и открылось чудо.

Нефтяные сульфокислоты, действующие как расщепители жиров, оказались незаменимы в промышленности.

К тому же, заметил Петров, при взбалтывании растворы нефтяных сульфокислот пенились как мыло. Они, оказалось, обладают прекрасными моющими свойствами и воду умягчают...

Да ведь это стиральный порошок для каждой хозяйки!

А для мужчин нелишне знать, что первооткрыватель стиральных порошков, изобретатель пластмасс, создал еще и незаменимый в доме клей «БФ».

Суть изобретения.
В основе синтетических моющих средств, полученных химиком Петровым действием серной кислоты на продукты переработки нефти, содержатся поверхностно–активные вещества (ферменты, разлагающие белковые или жировые загрязнения), которые облегчают стирку и не боятся жесткой воды. Помимо обычной стирки открытие широко используется в промышленности – при изготовлении смазочных материалов, полимеров, при отделении ценной руды от пустой породы, холодном прядении льна, обработке кожи...

Конкуренты.
Перед Первой мировой войной на моющие эффекты определенных синтетических поверхностно-активных веществ обращал внимание бельгийский химик А. Рейхлер. Немец Фриц Понтер говорил об их промышленном использовании. Однако лишь работы Григория Петрова открыли широкие возможности использования синтетических моющих средств.

 

XVII. Алексей Бахмутский* (1893-1939): УГОЛЬНЫЙ КОМБАЙН
Донбасский самородок ради своей машины жизни не пощадил.

30. Алексей Бахмутский.  



Он родился в Петрово-Марьевке – донбасском поселке, прокопченном от тяжелой шахтерской работы. Разумеется, тринадцатилетним подростком пришел на шахту выборщиком породы. К восемнадцати годкам вырос до монтера шахты «Татьяна». А потом ушел на войну

Вернулся только в 1919-м – все в руинах. Тиф скосил отца и двух сестер. Но Советская республика взялась Донбасс возрождать. В Первомайск пришли немецкие горные машины, первые «врубовки» фирмы «Ейкгофф». Но без наладчиков. В конце концов, механик Первомайского рудоуправления Алексей Бахмутский не выдержал: вскрыл ящики с большими немецкими буквами, машины облазил до винтика, изучил, наладил, других научил. Немцы приехали – а наши сами с усами.

Но Бахмутский понимал – это вчерашний день. Нужна шахтеру техника революционно новая. Все эти врубмашины, насосы, конвейеры вечно барахлят. А если все машины совместить в одной?

Поделился с помощником Федором Чекмаревым, мастером золотые (хоть и черные) руки. Без чертежей вдвоем собрали чудо–машину в мастерских. И в 1932 году она получила вторую премию (первую не дали никому) на Всесоюзном конкурсе на лучший комбайн!

17 августа 1932 года в шахте «Альберт» прошли испытания. Под рукой Бахмутского, как писали тогда, ожило могучее сердце машины, и она легко поплыла по лаве. Угольный комбайн Б-1 прошел 12 погонных метров, загрузив 25 вагонеток.

Знай наших!

Газета «Кадиевский рабочий» тут же оповестила трудящихся: «Горный комбайн работает в 100-метровой лаве, одновременно зарубывает, отбивает и наваливает уголь, заменяя на один цикл 12 навалоотбойщиков, 6 отбойщиков и 2 бурильщиков... С пуском горного комбайна в забое нет ручного труда».

Но Бахмутский видел недостатки своего детища. Усовершенствовал его, снова испытывал. К 1939 году Горловский завод им. Кирова выпустил пять его машин. Шли работы над мощной моделью Б-6. Но на очередных испытаниях случилась авария. Травма шахтера оказалась смертельной...

Через год его комбайн Б-6-39 выдал 23,6 тонны угля в час – производительность вдвое выше, чем у первого образца.

Суть изобретения.
В комбайне Б-1 Бахмутский использовал штанговую врубмашину, широко применявшуюся на Донбассе. Комбайн зубьями-клеваками нижней штанги подрезал угольный пласт у почвы, вертикальные цепные бары разрезали породу сверху вниз. Верхняя штанга ударно-режущими элементами отбивала уголь, который падал на скребковый конвейер.
Конкуренты.
Впервые идею создания угольных комбайнов высказывал русский конструктор А. Калери еще в 1897 году. В 1930-х годах в Америке появился комбайн О Тула – однако он мог работать только в мягких углях, обваливающихся вслед за подрубкой. Появился комбайн Мак-Кинли – громоздкий, его обслуживали 9 человек, производительность была невысока. Советской версией подобного комбайна была машина Чехачева. Однако все они уступали первому комбайну горному, добычному конструкции А.И. Бахмутского.

 

XVIII. Матвей Капелюшников (1886-1959): ТУРБОБУР

Американцы   просили русского нефтяника продать лицензию, но он держался, как кремень.


31. Матвей Капелюшников. 



Сын тифлисского отставного писаря Алкуна Капелюшникова, полжизни отслужившего в полку военных кавалеристов. Выпускник Томского технологического института вовсе не по нефтяной специальности. Но в 1915м году Матвей Капелюшников попал в Баку. И забурился!

К 1920 году он уже «топ-менеджер» в тресте «Азнефть». Рядом толковые инженеры С.М. Волох и Н.А. Корнев. Все трое – доки по бурению и знают главную беду «нефтянки»: бурятся скважины неэффективно. Ротор крутит длиннейшую колонну труб, идущих вглубь, тогда как нужно-то вертеть одно долото-наконечник, грызущее породу. И к 1922 году неразлучная троица разработала принципиально новый турбобур. Через год его испытали с пристани нефтеобщества. Потом на буровой Сураханского промысла одолели 600 метров. И пошло-поехало!

С «товарищами», правда, вышла странность. Осенью 1924 года заявку в Комитет по делам изобретений СССР они подали втроем. Но уже в феврале 1925-го возникло их совместное заявление: «Ввиду состоявшегося между нами соглашения... просим Комитет: в патент на изобретение... включить только единое имя Матвея Алкуновича Капелюшникова». Дальнейший путь Семена Волоха и Николая Корнева тает в этом тумане неясности. Но мы с благодарностью вспоминаем их. В двадцатом веке окончательно прошли времена, когда за чудо-изобретениями стояли кустари-одиночки.

 

А Капелюшникова уже ждали с хлебом-солью американцы. В 1929 году он с супругой Варварой Андреевной, бригадой рабочих и двумя турбобурами отправился за океан в командировку на два года. Ошарашенные янки просили продать им патент или лицензию, но дудки, наши были как кремень...

В 1959 году Капелюшникова похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве.

Суть изобретения.
Первая опытная конструкция редукторного турбобура, созданного Капелюшниковым, Волохом и Корневым, весила около тонны. В цилиндрическом кожухе помещался двигатель – одноступенчатую турбину приводил в движение промывочный глинистый раствор, накачиваемый насосом через полости бурильных труб. Не все было идеально. Однако и этот первый турбобур на выставке в США работал на 60% быстрее обычных роторных установок и расходовал втрое меньше энергии.
Конкуренты.
Уже в 1932-40 гг. творческая группа ГИНИ (Государственный исследовательский нефтяной институт, впоследствии НИИ буровой техники) под руководством талантливого инженера и организатора Петра Павловича Шумилова отказалась от применения редуктора в турбобуре и построила тихоходную многоступенчатую турбину.

 

XIX. Дмитрий Григорович (1883-1938): ГИДРОСАМОЛЕТ

Пока изобретатель гирькой не перекрестится, летающий крейсер над морем не грянет.


32. Дмитрий Григорович.  



Не всякий сможет перекреститься двухпудовой гирей. Трюк, приводивший цирковую публику в восторг, легко проделывал Дмитрий Павлович. Силач он был. Гиря гирей, а сын военного интенданта Григорович всю жизнь делал гидросамолеты (да и просто самолеты) – успел сконструировать больше 60 разных типов, 38 из них выпускали серийно. После Киевского политеха и учебы в бельгийском Льеже перебрался в Петербург и в 1912м стал техдиректором «Первого Российского товарищества воздухоплавания С.С. Щетинин и К».

А еще через год соорудил тот самый новый тип морского самолета, который станет классическим.

 

33. Гидроспмолет Григоровича М-1. 



До Григоровича задачу решали примитивно – ставили обыкновенные сухопутные самолеты на огромные поплавки. Молодой инженер создал именно летающую лодку. Она могла взлетать и садиться при полуметровых волнах. Днище не «прилипало» и легко отрывалось от водной поверхности. Двухместный гидросамолет М-5 легко разгонялся до приличной скорости 105 км/ч.

Разумеется, его сразу приняли на вооружение. И уже в апреле 1915 года М-5 выполнил первый боевой полет, подтвердивший его высокие летно-технические данные, а в следующем году бомбил турецкие порты Зунгулдак и Стамбул. От закупок иностранных самолетов, как ни кряхтели чиновники, пришлось понемногу отказываться.

До 1917 года Григорович успел сконструировать и первый в мире морской истребитель М-11, и летающий морской торпедоносец (с 1000килограммовой торпедой на борту), и летающий морской крейсер...

Конечно, Григорович пытался служить новой власти. Однако созданные им самолеты-разведчики М-22 и М-23 в серию не пошли: не было подходящих двигателей. Григорович, было дело, от отчаяния запил. Из всех его проектов до серийного выпуска дошел только четырехместный гражданский самолёт. Григоровича с группой конструкторов отправили на исправление в «шарашку», где он совместно с Поликарповым создал знаменитый истребитель И-5, потом И-7. А что им «шарашка» – люди-то одержимые!

В 1938-м организовал новое ОКБ-153. В том же году, 26 июля, умер от белокровия. Похоронили с почестями на Новодевичьем.

Суть изобретения.
В общем и целом гидроплан схож с сухопутным самолетом. Одно «но»: гидроплану нужна плавучесть, непотопляемость, остойчивость на воде – как для морского судна.
Двигатели над крылом, чтоб не заливало водой. Вместо обычного силового агрегата (двигатель спереди в сочетании с тянущим винтом), Григорович стал использовать толкающий пропеллер на крыле позади пилота. Это уменьшало риск залива двигателя водой и улучшало обзор пилоту.
Конкуренты.
В 1918 году военное ведомство США, получив от «белой армии» несколько гидросамолетов, организовало серийный выпуск аналогичных – без ссылок на первоисточник. Французы также стали выдавать за изобретение Анри Фармана конструкцию крепления коробки крыльев к фюзеляжу, разработанную в 1917-м Григоровичем для летающего морского крейсера МК–1.

 

XX. Павел Молчанов (1893-1941): РАДИОЗОНД

Отец отечественной аэрологии рвался в небо, а погиб в трюме тюремной баржи.


34. Павел Молчанов. 



Душновато как-то. Весельчак Павел Александрович свежий воздух любил. Но сейчас волновался, может.

Дирижабль замедлился до четырех метров в секунду. Открыли специальный люк, там пустота шипела и Белое море комкалось как простыня. Пора. Пять кубометров водорода из баков «Графа Цеппелина» уже в шаре аэростата. К шару подвешено радиоустройство его, Молчанова, конструкции. И грузик с гильотинкой. Радиозонд будет падать – пока дирижабль успеет уйти на безопасное расстояние. По сигналу часового механизма нож перерубит бечеву, аэростат потянет зонд в высоту стратосферы...

 

35. 



Этот полярный перелет в 1931 году организовало международное общество «Аэроарктика». Немецкие ученые пригласили русских коллег в экспедицию на «Графе Цеппелине»: из Германии через Ленинград в Арктику и обратно. Конечно же, как было не позвать Молчанова: именно им был запущен первый в мире радиозонд (с маркировкой «271120») за год до того, 30 января 1930 года. Из Главной геофизической обсерватории в Павловске радиозонд ушел на высоту 7,8 километра, через 32 минуты после запуска получили сигнал: температура –40,7 C. Первая аэрологическая весточка для ленинградского Бюро погоды и московского Центрального института прогнозов погоды. Новый виток в развитии метеодела: отныне можно получать точные сведения о свободной атмосфере на высотах до 30 км.

 

Молчанов, вспоминают, был ужасный добряк. Невысокий, полный, круглое лицо, усы подстрижены, брови выгорели, серый костюм всегда отутюжен, белый воротничок накрахмален. Родом из Волосова Тверской губернии. После физмата Петербургского университета в 1914-м сразу попал в армию. В 1919-м занялся восстановлением аэрологической обсерватории в Павловске под Петроградом...

В феврале 1941 года был назначен завкафедрой авиаприборов Ленинградского авиаинститута. А в апреле, за два месяца до войны, весельчака Молчанова, крупнейшего ученого-метеоролога, отца отечественной аэрологии, арестовали. Кто и что там на него донес – неясно. Может, припомнили полет с немецкими коллегами. В октябре того же 41-го заключенных погрузили для эвакуации по Ладоге в трюм баржи. Дышать было нечем. Задыхались.

 

Конвоиры стреляли в каждого, кто лез на ступеньки отдышаться. Молчанов – ему было только 48 – не мог без свежего воздуха.

Суть изобретения.
Гребенчатый радиозонд Молчанова был прост, удобен и дешев в изготовлении. К небольшому воздушному шару подвешена гондола с одноламповым радиопередатчиком, датчиками температуры, давления и влажности воздуха, а также коммутаторы. Передающей антенной служит провод, укрепленный вдоль стропы шара, а противовесом – свободно свисающий провод.
По характеру полученных сигналов в аэрологической лаборатории определяют показатели слоев атмосферы, через которые проходит зонд. Температура определяется в пределах от +40 до –60, давление от 30 до 700 мм ртутного столба и влажность до 100%.

Конкуренты.
Радиозонды Молчанова были вне конкуренции. Они оказались совершенны настолько, что использовались практически без изменений до 1958 года.

 

ПОСТСКРИПТУМ

К статье Игоря Вирабова, непримиримо-острой и неподдельно-патриотичной, предваряющей тему этого номера, мне в сущности нечего прибавить. Разве что поделиться горечью: а почему у нас – и в старые времена, и в недавние (а то и в нынешние?) самородки-изобретатели обречены делаться героями?

Александр II, проигравший Крымскую войну, выслушивает Пирогова, который, по выражению моего коллеги, «врубил» царю такую правду о его горе-назначенцах, что этакого вольнодумца – с глаз долой». Вернулся – когда позвали организовать наши госпитали в условиях Турецкой войны. Поставил условие – полная свобода действий. Дали. Поехал, работал в Болгарии. Вернувшись, стал почетным гражданином Москвы...

Я бы не сказал, что эта судьба сломана самодержавием. Она продиктована непредсказуемой русской историей. Герою она – по силам.

Еще одного умельца Александр II назначил «Фотографом Его Императорского Величества» – очень уж хорошо тот снимал. Но еще лучше придумывал подводные лодки. И торпеды. Ради этого продал фотоателье и поступил на морскую службу. И что же? Уволили. Ни денежек не получил, ни признания. Умер Иван Александровский в больнице для бедных в 1894 году (через 13 лет после того, как Александра II угробили революционеры). А торпеды? Их стали делать англичане.

Третий вариант высочайшего участия в судьбе изобретательного героя – история Нартова. Почти идиллия: 16-летнего ученика школы навигаторов замечает Петр I и назначает своим «личным токарем». И до самой своей смерти держит при себе: опекает. После смерти опекуна – откат: «токаря» из дворца выдворяют. Потом возвращают. Потом опять выдворяют. Затерянную могилу Нартова нашли лет через двести. В 1950 году захоронили на кладбище Александро-Невской лавры. Рядом с Ломоносовым...

Как отнестись к подобной «кутерьме»?

Размышляя над этим, прихожу к выводу, что противостояние одиноких героев и их противников в царские времена – это не столкновение фронтов. Это именно «кутерьма». Вырастая и отыскивая свой путь, умницы вырабатывают героическую верность своему предназначению. Даже в непредсказуемых ситуациях.

Пока революционеры охотятся в Питере за императором, два друга в Одессе строят из переплетного коленкора аэростат.

А в другую жестокую эпоху изобретатель Григорович вместе с изобретателем Поликарповым разрабатывает истребители. Для фронта, во славу советской власти. Но, то ли материалов не хватило у власти, то ли денежек – работы прерваны. Григорович от отчаяния начинает пить... но кончает, потому что ему дают возможность обдумывать новые самолеты. И занимается самородок этим любимым делом до последних дней.

Маленькое уточнение: любимым делом он занимается в «шарашке». Что такое шарашка, знают все, кто читал Солженицына. Но похоронен – с почестями.

Это, увы, общее у наших выдающихся умников: мало людского тепла, а подчас и славы отведено им при жизни. Давайте же отдадим дань их памяти хотя бы после смерти.

 

Осмелюсь добавить еще одну фигуру в наш гордый список.

 

Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий конструктор Геннадий Денежкин.
Его работы известны всему техническому миру. Неизвестна была только фамилия.

 

36.  



Мальчик, переживший в детстве Великую Отечественную войну, заканчивает в Туле механический институт. Поступает работать в федеральное предприятие «Сплав», где умом и талантом вкладывается в совершенствование боевых систем «Град», «Ураган», «Смерч». Становится Героем Труда...

Его работы известны всему техническому миру. Неизвестна была только фамилия, потому что работал самородок в закрытой оборонной системе (не путать с шарашкой).

 

Великий конструктор-оружейник умер в феврале 2016 года, и фамилия его стала общеизвестной.
На ней играет отсвет нашей неистребимой веселой подначки: Денежкин (выделено мною – М.)



Источник: https://rg.ru; https://od-news.com/2016/10/13/ih-vklad-bestsenen-samyj-znamenityj-ukra… https://secretmag.ru/cases/stories/chelovek-i-pchela-kak-pyotr-prokopov… http://oruzhie.info/voennye-sam

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

борсалино

пошли интриги и кутерьма...
Но что теперь нам эта кутерьма
------------------------------------------------------------
Нам то ничего,но тогда все это могло закончится (и часто заканчивалось) подвалом и дыбой.

Ответить

Увы, время было такое:((

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.