Регистрация Вход
Город
Город
Город

Реквием по индустриализации: портрет другой Америки.

Умирают не только люди, но и целые города, оставляя после себя мрачные помещения пустых заводов и дома со следами когда-то обживавших их поколений. В монографии «К северу от города» Тэма Стауфер рассказывает биографию Хадсона – историю расцвета и падения одного гудзонского порта.

Америку часто рисуют как вечный пляжный праздник, салюты на День независимости и предрождественскую шумиху в стиле «Один дома». Про страну совсем других, менее сказочных оттенков рассказывают единицы, вроде режиссера Майкла Мура, изучающего стрельбу в местных школах, политические интриги вокруг 11 сентября и последствия экономического кризиса 2007-2009 годов.
Таким же честным и далеким от блестящего патриотического фасада «на экспорт» кажется и проект Тэмы Стауфер «К северу от города» – портрет постиндустриального Хадсона на Гудзоне. Реквием по индустриализации, послезавтра Великой депрессии.

1. Тэма Стауфер. 



Окончила колледж в Обердине, имеет степень магистра фотографии, обладательница многочисленных премий и грантов, финалистка фотографической стипендии Макнайта, номинантка KLM Paul Huf Award и Anonymous Was a Woman Award. Публиковалась в The New York Times, Chicago Reader, W Magazine. Ее работы показывали около 50 американских галерей, музеев и университетов, 15 снимков из серии American Stills находятся в коллекции Музея современной фотографии в Колумбийском колледже (Чикаго). Преподает фотографию в Государственном университете Восточного Теннесси (США).

 

Фотографии из книги «К северу от города» рассказывают об истории одного из самых старых регионов США. Город Хадсон стал портом в 1785-м и с тех пор быстро развивался как важный китобойный и торговый морской пункт. В XX веке экономика Хадсона сильно пострадала от последствий Великой депрессии: металлургические заводы закрыли, рабочие очутились на улице. Во многом взлеты и падения культурного и экономического ландшафта Хадсона отражают опыт десятков других постиндустриальных городов по всей Америке.


Почему именно Хадсон? Все началось в 2012 году, когда я еще жила в Нью-Йорке.  С моей партнершей мы часто ездили в Джермантаун, деревню недалеко от Хадсона (несколько фотографий оттуда также включены в книгу, например снимок желтого дома). Богатство истории и ландшафта региона сильно меня впечатлило. Я подозревала, что рано или поздно начну проект, который как-то будет с ним связан.

Съемки начались осенью 2015 года после того, как мне пришлось переехать в Монреаль – я приняла предложение приступить к преподаванию в Университете Конкордия. При каждом возвращении в США, в перерывах в учебном году, долина Гудзон была моей «домашней базой» – так серия постепенно развивалась.

2. Берег реки Гудзон, Нью-Йорк, 2017 год.



3. Лачуги Фургари, Нью-Йорк, 2016 год. 



4. Улица Аллен, Хадсон, Нью-Йорк, 2016 год.  



Между подъемом и падением промышленности на Гудзоне есть мощные параллели с той частью Среднего Запада, где я провела первые 32 года моей жизни. Похожие параллели я нахожу и с регионом Южные Аппалачи, где живу сейчас. Я выросла в Каламазу, штат Мичиган, на полпути между Чикаго и Детройтом, и, безусловно, последствия промышленного роста и упадка и их влияние на жизнь общины очень чувствуются и там. Мои самые ранние воспоминания об Америке – галерея видов из окна автомобиля, на котором мы с семьей проезжали небольшие поселки и заводские городки на Среднем Западе.

 

На фотографии Аллен-стрит – историческое здание из красного кирпича у реки. Раньше там располагался завод по переработке китового жира, конструкция все еще бодрится по соседству с двумя недавно построенными домами, обшитыми досками, – типичным жилищем рабочего класса Новой Англии. Другие снимки из проекта – экстерьеры и интерьеры вековых рыбацких лачуг, до упадка города там обитали местные охотники и рыбаки.

 

Река Гудзон играет огромную роль в истории Хадсона (он был назван в ее честь, на английском два названия имеют одинаковое написание – Hudson. – Прим. перевод.) , на одной фотографии я запечатлела вид с той же точки, с какой залив рисовали многочисленные художники местной школы искусств. Правда, сегодня картина значительно отличается по настроению: палитра мрачна, а противоположный берег усеян фабриками. Живопись середины XIX века – сплошь пасторальная романтика. Другие изображения промышленных объектов, окружающих город (например, заброшенный завод по производству цемента), – свидетельство расцвета и падения тяжелой промышленности в регионе.


5. Белая машина, Хадсон, Нью-Йорк, 2006 год. 



6.  Рэджи, Хадсон, Нью-Йорк, 2016 год. 



7. Спальня в задней части дома Оливера Бронсона, Хадсон, Нью-Йорк, 2016 год. 



8. Желтый дом на Вайер-роуд, Джермантаун, Нью-Йорк, 2016 год. 



Фотокнига – размышления о следах, оставленных временем и историческими переменами в период формирования идентичности и становления экономики Америки, а также расцвета городов в конце XVIII века. Снимки отразили мое вдохновение ролью Хадсона, одного из самых ранних примеров этих явлений. Я с интересом изучала то, какими выглядят сейчас многочисленные главы американской истории. Книга звучит задумчиво и элегически, а не мрачно и безнадежно.

Снимки отражают падение капитализма и крах американской мечты, но вместе с этой критикой я хочу воздать почести «реликвиям» – вещам, которые когда-то были созданы людьми и с которыми люди взаимодействовали. Сейчас все они хранят человеческий опыт и причины помнить о нем. В долине Гудзона, как мне кажется, это ощущается больше всего.

В книге есть три портрета: Реджи, Майк и Питер. Скромная галерея жителей Хадсона и пригорода, хотя, конечно, местное сообщество гораздо разнообразнее, чем то, что проявилось в этой серии.

Последнее время там наблюдается приток новичков, многие перебираются из Нью-Йорка; также на массу районов влияние оказала джентрификация. Уоррен-стрит, пересекающая центр города, полна антикварных магазинов, художественных галерей, бутиков и ресторанов, в городской черте отдыхают туристы. Разные слои населения значительно отличаются друг от друга в экономическом плане. Поскольку в книге я пыталась сосредоточиться на прошлом, а не на настоящем города, на фотографиях в большей степени – жизни, прожитые рабочими завода, фермерами, рыбаками и обычными людьми, перебравшимися в регион в течение последних двух столетий.

Писатель Зенет Алиу красноречиво передала дух проекта в предисловии к книге: «Что я нахожу примечательным в фотографиях Стауфер, так это ее одинаково достойный подход как к прошлому, так и к настоящему. Чтобы родился снимок, нужно всего лишь одно мгновение, но в кадре неизменно присутствуют несколько образов: того, что когда-то было, того, что забыто, момент рождения фотографии и, наконец, наше настоящее. Перед зрителем – две истории. История потери и история того, что все еще остается в моменте „здесь и сейчас“. Поэтому назвать нынешний Хадсон трагедией означало бы игнорировать то, что там все еще есть. Между тем, что исчезло, и тем, что, быть может, когда-то заполнит эту пустоту, все еще очень много смыслов».

9. Майк, Каслтон, Нью-Йорк, 2017 год.  



10. Амбар, Черч-авеню, Джермантаун, Нью-Йорк, 2017 год. 



11. Тропа зимой, Ливингстон, Нью-Йорк, 2016 год.  



12. Река Гудзон, Хадсон, Нью-Йорк, 2017 год. 



13. Интерьер, лачуга Фургари, Хадсон, Нью-Йорк, 2017 год.  



Источник: https://birdinflight.com

Поделитесь с друзьями:

   
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.