Регистрация Вход
Город
Город
Город

Антисоветчик, писатель, портной: умер Эдуард Лимонов.

17 марта на 78-м году жизни умер писатель и политик Эдуард Лимонов. Каким был Лимонов – от харьковского подростка до автора знаковых книг и лидера оппозиционных партий – в материале РБК.

1. 



Эдуард Лимонов (настоящая фамилия – Савенко) родился в Дзержинске Горьковской области (сейчас это Нижегородская область) в 1943 году. Рос и учился в школе он уже в Харькове: его отец был офицером и позже вспоминал это время так: «Характер у него [Эдуарда Лимонова] не в мать и не в отца, не знаю, где он такой подобрал. Всегда поперек! Все хают сороковые годы – он пишет: «У нас была великая эпоха» (название одной из повестей Лимонова. – РБК). Даже я вспоминаю – ну, весело, конечно, было, молодые были... но ведь мы же тогда только переехали в Харьков из Казани, жилья не было, разместили нас на двух верхних этажах больницы на окраине! Я на столе спал, жена с сыном на полу... Какая великая? Военных же не спрашивают, чего они хотят. Сказали – и езжай».

2.



Лимонов писал, что в юности шил джинсы. «Задолго до китайцев я был контрафактором. Ну, разумеется, не в таких грандиозных масштабах», – вспоминал он. В Москву в конце 1960-х он переехал со швейной машинкой, которая помогала ему зарабатывать на жизнь, с гордостью говорил он в разных интервью.
В столице он посещал семинар поэта Арсения Тарковского (Лимонов уже писал стихи) – впрочем, позже отзывался о семинаре как о бесполезной трате времени: «Лекции не представляли никакого интереса, более того, он не давал нам свободно читать стихи».

 

3. 



В Москве Лимонов выпускал самиздатовские сборники стихов. Про диссидентское движение позже он говорил, что «с диссидентами был только знаком, и очень близко».
Будущий генсек Юрий Андропов, возглавлявший тогда КГБ, назвал его убежденным антисоветчиком (Лимонов говорил, что причиной был отказ сотрудничать с органами госбезопасности). В 1974 году Лимонов покинул страну и уехал в США, его лишили советского гражданства.
В Нью-Йорке он работал в эмигрантской прессе, подрабатывал грузчиком, уборщиком, официантом. Он конфликтовал с редакцией The New York Times из-за отказа печатать его статьи с критикой американской жизни.

 

4. 

Свой первый роман «Это я – Эдичка» он написал в США, но ни одно из американских издательств не приняло его к публикации. «Конечно, этим романом наших людей долбануло по голове изрядно, они до сих пор никак его не переживут, но думаю, это полезно, – говорил сам Лимонов о своей книге. – Считаю, что написал очень революционную и очень талантливую вещь». Книгу он смог издать во Франции, куда и перебрался в 1980 году, а к концу 1980-х получил гражданство этой страны.
В СССР Лимонова впервые опубликовали в 1989 году, тогда вышла его повесть «У нас была великая эпоха».

 

5. 



В начале 90-х Лимонов (справа на первом плане) восстановил гражданство и вернулся в Россию, где в 1993-м вместе с Александром Дугиным, лидером группы «Гражданская оборона» Егором Летовым (на фото слева от Лимонова) и концептуалистом Сергеем Курехиным основал Национал-большевистскую партию (НБП, запрещена в РФ). В 1994-м Лимонов начал издавать газету «Лимонка». «На самом деле «Лимонка» сделалась наше все: наша программа, наш учебник политики, наш сборник легенд, наш устав партийной службы», – объяснял Лимонов в книге «Моя политическая биография».

 

Во время войны в Югославии он уехал туда и принимал участие в боевых действиях на стороне сербов. «Глядя на фотографии Лимонова, дружески беседующего с [Радованом] Караджичем (экс-президент Республики Сербской, приговоренный Международным трибуналом к пожизненному заключению за военные преступления и геноцид. – РБК) или стреляющего из пулемета в осажденном Сараево, его парижские друзья, которые раньше восхищались им, невольно посерьезнели», – писала о нем газета El Mundo.

Вероятно, участие в боевых действиях в Югославии позволило Лимонову спрогнозировать события на Украине задолго до начала Майдана.  

 


В апреле 2001 года Лимонов был обвинен в хранении оружия и создании незаконных вооруженных формирований (это обвинение впоследствии было снято).

 

6.  



Спустя два года его приговорили к четырем годам лишения свободы. Он был освобожден условно-досрочно в июне 2003 года (на фото Лимонов в колонии в г. Энгельсе незадолго до освобождения). «Писатель не был в столице больше двух лет. Его соратники по вождю явно соскучились: шампанское пили прямо на перроне. Встречать досрочно освобожденного лидера на Павелецкий вокзал пришли около сотни молодых национал-большевиков и сочувствующих», – рассказывал телеканал НТВ о его возращении в Москву. В 2006 году стал одним из создателей коалиции «Другая Россия», участвовал в «Маршах несогласных». В 2010-м коалиция распалась, в чем Лимонов обвинял соратников по движению Михаила Касьянова и Гарри Каспарова

 

7. 



Эдуард Лимонов несколько раз женат. Последней официальной супругой была актриса Екатерина Волкова (на фото), у пары родились двое детей. В 2008-м Лимонов и Волкова расстались.


8. Эдуард Лимонов и телеведущий Андрей Малахов (справа) на церемонии вручения премии журнала GQ «Человек года».  



«Лимонов очень не любил писательниц и некрологов. Сам он в своих некрологах, собранных в «Книге мертвых», писал о людях как о живых, не особо сообразуясь с фактом смерти. Смерть не должна у нас вызвать пиетета, и лучше всего, если мы продолжим относиться к Лимонову, как к живому, сложному, великолепному, грандиозному и невыносимому», – сказал​​ в беседе с РБК писатель Дмитрий Быков.

 

9. 



Эдуард Лимонов умер 17 марта 2020 года в Москве. Ему было 77 лет​



Источник: https://www.rbc.ru, https://www.youtube.com.

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Александр Генис — о жизни, книгах и взглядах Эдуарда Лимонова
--------------------------------------------------------------
"
С Лимоновым я познакомился, когда приехал в Америку. Он оказался тут раньше меня, но у нас было много общих друзей, начиная с Вагрича Бахчаняна. Он был его близким товарищем еще в Харькове и придумал ему псевдоним: был Савенко, стал Лимонов. Вагрич требовал, чтобы каждый раз, когда Эдик подписывался, он бы ставил «копирайт Бахчаняна».
К тому времени — конец 1970-х — Лимонов уже был довольно скандальной личностью, потому что написал несколько весьма эпатажных опусов. Но главное началось с книги «Это я — Эдичка». Лимонов жил тогда в Нью-Йорке, и его люто возненавидела русская эмиграция. За то, что он писал много плохого об Америке и о диссидентах. Над ним все издевались. Мы с Вайлем тогда написали статью в газете «Новый американец» о его критиках под названием «Министерство по уничтожению Лимонова», где защищали его от эмигрантов правого толка, условно говоря, солженицынских друзей. С другой стороны, многим книга нравилась. Например, Довлатову. В конце концов наши выжили Лимонова из Америки, он уехал во Францию.
В середине 1980-х годов мы с Вайлем приехали в Париж и пришли к Лимонову в гости. Он жил в крохотной однокомнатной квартирке. У нас это называется «студия». Там была только электрическая плитка, но на гвозде висел фрак на случай присуждения Нобелевской премии. И еще стену украшал большой портрет Дзержинского. Вот так Лимонов выглядел в Париже. Я его спросил, что он думает о России. Он сказал, что «это страна опухших от водки блондинов». Вот эту фразу я хорошо запомнил, потому что потом он поменял свое мнение. Мы долго беседовали с ним о том, как ему живется во Франции. А потом в ответ на наши вопросы сказал так: «Ну что мы все обо мне и обо мне говорим. Давайте поговорим о вас. Что в Америке говорят о Лимонове?». Он, конечно, бравировал своим эгоцентризмом.
Книга «Это я — Эдичка» была искренняя, но очень неровная, и написана она довольно топорно: «я хотел есть с ножом и вилкой». Но мне нравились у раннего Лимонова стихи. Более того, его стихи нравились Бродскому. И они были напечатаны в «Континенте» по прямой рекомендации Бродского. Лимонов-поэт напоминал Есенина рабочего пригорода. И поэзия эта была бесспорно самобытная. Еще мне нравились его пацанские, @улиганские книги, где он описывал свою молодость в Харькове. Лучшая, на мой взгляд, книга — «Подросток Савенко», которая живо напоминала мне дореволюционного Горького. У него было такое сочинение — «Городок Окуров». Я часто вспоминаю эту книгу, когда речь идет о Лимонове.
Хуже стало, когда он сочинил «У нас была великая эпоха». Чем дальше он писал об этом, тем меньше я его понимал. Причем, он вел себя, на мой взгляд, ужасно. Особенно в Боснии, когда он стрелял из пушки по жителям Сараево, которые шли за водой.
Говорят, что о мертвых не надо говорить ничего, кроме хорошего. Но на самом деле пословица, как известно, звучит иначе: «О мертвых не надо говорить ничего, кроме правды». Так что эту страницу я тоже не могу вычеркнуть из его жизни.
Лимонов интересен в первую очередь тем, что он сумел переломить ханжескую, фарисейскую черту самиздата. Он писал тексты бесцензурные и, прямо скажем, нецензурные. На самом деле это неплохо послужило русской литературе, потому что она расслабилась с Лимоновым и вышла за пределы того, что мы привыкли считать нормальным стилем. И я думаю, что Лимонова будут ценить за его ранние американские книги и стихи харьковского периода.
Когда я с ним лично познакомился, то он напоминал вежливого официанта — в очках, симпатичный, очень воспитанный, учтивый и совершенно не похожий на героя своих книг. Вагрич Бахчанян много о нем рассказывал. Они были яркими представителями богемной авангардной среды в Харькове. Причем, тогда, когда это было отнюдь не просто. Жить антисоветской жизнью в Харькове 1960-х годов было опасно, да и в Москве тоже. Лимонов умел выживать. Он, например, как всем уже известно, шил отличные штаны. И я встречал многих людей того времени, которые хвастались, что у них были брюки от Лимонова.
Бахчанян собирал его картинки — Лимонов много рисовал, а Вагрич любил самодеятельных художников. Лучшая работа, которую Лимонов оставил Вагричу, автопортрет в мундире генералиссимуса. У него была и книжка с названием «Мы — национальный герой». Лимонов забавно играл и эпатировал читателей. Мне все это нравилось: голос из подполья. До тех пор, пока он не стал нацболом, русским националистом дикого пошиба. И чем дальше это продолжалось, тем труднее мне это было переварить.
Возможно, во всем виновата Америка. Приехав сюда в 1970-е, Лимонов хотел стать частью такой же богемной авангардной культуры, как в Харькове. Он мечтал, например, подружиться с Энди Уорхолом, который тогда еще был жив. Но он не сумел войти в эту среду и был тяжело разочарован этим. Он возненавидел Америку за это, часто говорил о ней откровенные глупости.
Конечно, жалко, что многие его сторонники пострадали из-за него. Например, в моем родном городе Риге судили девочку-лимоновку, которая бросила цветы в лицо навестившего Латвию принца Чарльза. Это напоминает какой-то дореволюционный сюр. И Лимонов, конечно, имел к этому отношение, потому что он вдохновлял своих поклонников. Но его запомнят все-таки другим — искренним и дерзким поэтом и прозаиком.
"

Ответить

ychenik

Не Хемингуэй к сожалению. Хотя биография шикарна.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.