Регистрация Вход
Город
Город
Город

"Белые" дети". Как сложились судьбы потомков первой волны русской эмиграции.

Словно ударом окровавленного топора 1917 год разрубил Россию на две половины. Большинство людей толком не понимали, что происходит, но жизнь их разошлась на «до» и «после». 

 

А потом была Гражданская война, которая для самых везучих окончилась вынужденной эмиграцией.
В романе «Сивцев Вражек» русского писателя-эмигранта Михаила Осоргина отражен, пожалуй, наиболее правильный, объективный подход к трагической российской драме: «Стена против стены стояли две братские армии, и у каждой была своя правда и своя честь… Были герои и там и тут; и чистые сердца тоже, и жертвы, и подвиги, и ожесточение, и высокая внекнижная человечность, и животное зверство и страх, и разочарование, и сила, и слабость, и тупое отчаяние.

Было бы слишком просто и для живых людей, и для истории, если бы правда была лишь одна и билась она с кривдой; но были и бились между собой две правды и две чести — и поле было усеяно трупами лучших и честнейших».


Это была трагедия не только внезапно ставших «бывшими» офицеров и государственных чиновников, но и их семей. Дальнейшие пути их были разными, порой совершенно невероятными.

 

Как сложились судьбы потомков видных деятелей самой переломной эпохи в истории страны.

 

«Разлив» по Керенскому.
Финны прятали не только В.И. Ленина (в шалаше на станции Разлив, до Октября 1917-го), но и А.Ф. Керенского (после Октября). О первой части этой фабулы нам в СССР прожужжали все уши, а вот вторая замалчивалась.

 

Судьба оставшихся в России родственников Керенского была прискорбна, хотя против советской власти они не выступали. Сестра бывшего премьера, врач-хирург Елена Федоровна, и брат его супруги Ольги Владимировны Барановской, были расстреляны в годы Большого террора.
Семье Александра Федоровича после октябрьского переворота тоже пришлось несладко. Три послереволюционных года супруга с двумя маленькими сыновьями – десяти и двенадцати лет – скиталась по России, то укрываясь у друзей, то забираясь в медвежьи углы. Полтора месяца они даже провели в заключении, но были отпущены. Лишь в 1920-м друзья помогли оформить поддельные дипломатические документы и выехать в Эстонию, а потом через Швецию в Англию. Здесь их уже ждал отец.


1. О.В. Керенская с сыновьями Олегом и Глебом. 



Инженеры  Керенские. 

И старший Олег, и младший Глеб стали инженерами, причем Олег – одним из самых прославленных мостостроителей ХХ века.

 

2. Керенский Олег Александрович (1905-1984). 



Еще будучи довольно молодым специалистом, он участвовал в строительстве знаменитого Харбор-Бридж в Сиднее, и считается, что удивительное сходство этого сооружения с Большеохтинским мостом в Санкт-Петербурге связано именно с деятельностью Олега Александровича.

Потом он много и успешно строил в Британии, став признанным мэтром профессии в стране и мире.
Самой же знаменитой из его зарубежных работ стал мост между Европой и Азией, который он спроектировал в 1950 году. Его построили лишь через двадцать лет, к 50-летию Турецкой Республики, но именно по проекту Олега Керенского.
До недавнего времени он именовался Босфорским мостом, теперь, после событий неудачной революции прошлого лета, переименован в Мост мучеников 15 июля. Если старшему Керенскому не удалось соединить разные политические силы России, то его сыну довелось соединить разные континенты.

 

За выдающиеся заслуги О.А. Керенский был удостоен титула командора Британской империи, выбран президентом Института инженеров-конструкторов. В 1970 году Керенский избран членом Лондонского королевского общества, аналога нашей Академии наук. Скончался и похоронен он в Лондоне.
Кстати, его сын, тоже Олег (1930-1993), был известным театральным и балетным критиком, автором нескольких книг о балете, дружил с Рудольфом Нуриевым. Любопытно, что в знаменитом фильме Уоренна Битти «Красные» (удостоен трех «Оскаров» и «Золотого глобуса»), который посвящен судьбе Джона Рида, Олег сыграл своего деда – Александра Керенского. Круг замкнулся.

 

Младший сын А. Ф. Керенского, Глеб Александрович (1907-1990) – также трудился в качестве инженера, однако таких грандиозных успехов, как старший брат, не достиг. Похоронен рядом с отцом.


3. Керенский Глеб Александрович (1907-1990). 



4. Могилы отца и сына Керенских. 



Генерал Александр Кутепов. 

Известен как один из самых непримиримых и твердых борцов с советской властью. Он был среди тех немногих, кто пытался организовать вооруженное сопротивление восставшим в феврале 1917 года в Петрограде, одним из организаторов Белой гвардии и самых удачных ее полководцев. Стал символом стойкости и верности добровольческому движению. Одним из последних уходил он из Крыма, а в Галлиполи стал заместителем главнокомандующего Русской армией и одним из руководителей Русского общевоинского союза (РОВС). Позже возглавил эту организацию, которая пыталась продолжать борьбу с большевиками всеми доступными средствами.

5. Генерал А. Кутепов.  



В 1930 году Кутепов был похищен в Париже сотрудниками советской разведки. Его пытались вывезти в СССР, но он оказал сопротивление и погиб. Подробности его кончины до сих пор остаются тайной.

 

Но, как у любого человека, у Кутепова была и другая жизнь, которую принято называть личной. Осенью 1918 года 36-летний Александр Павлович встретил свою единственную любовь – дочь коллежского советника Лидию Давыдовну Кют (1888-1959).

 

Путь домой Павла Кутепова.
Уже в эмиграции в 1925 году у них родился единственный сын Павлик.
Детские годы он провел в Париже, а после похищения отца оказался в Риге, у родственников матери. Кстати, судя по воспоминаниям знавших его современников, он не верил в гибель отца и был уверен, что тот служит в Красной армии под другой фамилией.
В 1936 году с матерью мальчик переехал в Югославию в город Бела-Црква, где поступил в Первый Русский великого князя Константина Константиновича кадетский корпус, который и окончил в 1943 году.

 

Выпустившись, юноша сразу попал в ряды Русского охранного корпуса, сформированного в Югославии и состоявшего из бывших белогвардейцев и их потомков, таких же, как сам Павел Кутепов. Хотя формально эта часть считалась союзником вермахта, отношение к Гитлеру у большинства бойцов было неприязненным, даже враждебным. На фронт их не посылали, а использовали для охраны военных объектов от партизан. Впрочем, между последними и воинами РОКа были налажены хорошие контакты, ведь в рядах Сопротивления тоже хватало русских – например, в это время там воевал внук великого писателя, а впоследствии знаменитый лингвист, академик АН СССР Никита Толстой.

 

В сентябре 1944 года в районе Панчево унтер-офицер Павел Кутепов перешел на сторону Красной армии. Судя по воспоминаниям его сослуживцев, он еще в РОКе выделялся «прокоммунистическими» взглядами, к тому же по-прежнему был уверен, что его отец служит в Советской армии. Поначалу всё шло хорошо, и его зачислили переводчиком, благо Павел владел французским, немецким и сербохорватским. Однако в 1945-м, как только закончилась война, он был арестован и перевезен в Москву.

 

Судили его вместе еще с несколькими белоэмигрантами первой волны, в том числе с Василием Шульгиным.

Павлу дали 20 лет. Срок он отбывал во Владимирском централе, где тогда сидели Даниил Андреев, князь Петр Долгоруков, знаменитый биолог Василий Парин, тот же Шульгин и другие известные заключенные. В 1954-м Кутепова выпустили и вскоре реабилитировали.

Павел оказался один, фактически в чужой стране, в которой он никогда не жил и даже гражданином которой не был. Родственников отца и матери он знать не мог, а сама Лидия Давыдовна к этому времени жила в Париже и переезжать в СССР не собиралась.

 

Кутепов поселился в городе Иваново, работал на текстильных предприятиях (в том числе инженером на ткацкой фабрике), занимался малярным делом. Как человек верующий, он стал прихожанином местной церкви, что в итоге и перевернуло его судьбу: знакомый священник порекомендовал его в Московскую патриархию как образованного человека, владеющего многими языками. Так в октябре 1960 года Павел оказался в столице, где стал работать в Отделе внешних церковных сношений патриархии переводчиком. С 1964 года он стал редактором, с 1967 года – главным редактором бюро переводов ОВЦС. За свою работу в РПЦ был награжден орденами Святого князя Владимира 2-й и 3-й степеней и Святого Сергия Радонежского 3-й степени.


6. П.А. Кутепов.  



Был женат, имел двоих детей – Алексея и Александра. Алексей  живёт в Москве и в 2012 году  присутствовал на презентации книги о своём знаменитом деде вместе с внучатым племянником легендарного генерала.

 

Крест генерала Каппеля.


7. Генерального штаба генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель (1883-1920).  



Каппель не хотел воевать в Гражданскую. В октябре 1917-го, когда фронт окончательно развалился, он уехал в Пермь, где его ждала молодая супруга с двумя маленькими детьми. Они пережидали войну в большом дружном доме родителей жены – ее отец инженер и статский советник Сергей Алексеевич Строльман служил горным начальником Пермских пушечных заводов. 

 

В 1918-м идейный монархист Каппель был мобилизован в Красную армию. Его супруга тоже пошла в Красную гвардию – она служила секретарем при штабе. Иной возможности прокормить большую семью у нее не было.
Далее пути их расходятся навсегда. Владимир уехал на фронт в Самару, а после захвата города чешским корпусом перешел на сторону белых. Ольга отступала вместе со штабом красных. Больше они не виделись.

 

Каппель стал одним из самых отчаянных и непримиримых командиров колчаковской армии.

В знаменитом советском фильме «Чапаев» есть сюжет, посвященный «психической атаке» офицерского полка, которым командовал Каппель. Правда, авторы фильма умолчали, что в парадном строю без выстрелов белые шли не из глупой бравады, а по причине катастрофического недостатка патронов.

Сражался Каппель до самого конца. Когда ему ампутировали ноги, он просил привязать себя к седлу, чтобы ехать вместе с бойцами. Он умер в январе 1920-го от гангрены и заражения крови.

 

Ольга сначала служила в штабе красных, но через некоторое время ее арестовали и отправили в Москву в качестве заложницы. Это кажется удивительным, но спасли ее руководители ЧК Феликс Дзержинский и Вячеслав Менжинский, причем последний даже предложил ей работу в Наркомфине. Правда, был поставлен ультиматум: отречься от мужа и взять фамилию отца.

До полного окончания Гражданской войны Ольга трудилась в Наркомфине на должности заведующей делопроизводством. Лишь потом ей разрешили вернуться в Пермь к детям, которых все эти годы кормили и воспитывали ее родители. Там семья и прожила до страшного 1937 года.

 

Ольгу, которая работала машинисткой в заводоуправлении, арестовали, обвинив в том, что она «давала секретные сведения о мобилизационном плане резиденту японской разведки инженеру Прозину». На допросах, несмотря на избиения, она стойко держалась, тогда арестовали ее сына – студента строительного техникума. Он тоже отказался подписать протокол, хотя его уверяли, что «мать во всем созналась». В итоге измученную Ольгу поставили перед выбором: признание или свобода сына. Она всё подписала.

 

В конце марта 1940 года Ольгу Сергеевну приговорили к пяти годам заключения как социально опасный элемент. Ей инкриминировали, в том числе, и связь с генералом Каппелем, официально уже ее бывшим мужем, хотя даже о его смерти она узнала лишь от ВЧК.

После освобождения из Усольлага Ольга Сергеевна добилась реабилитации, а последние годы жила в семье своего сына, которому тоже довелось хлебнуть горя. И это отдельная история.


8. Строльман Ольга Сергеевна после освобождения из Усольлага. 



Кирилл Владимирович Строльман был арестован в 1937 году вместе с матерью, но через два года освобожден «в связи с прекращением дела». Даже восстановлен на 4-м курсе техникума, который и окончил весной 1941 года. С начала Великой Отечественной призван в армию. Защищал Ленинград, был дважды тяжело ранен и контужен в 43-м под Старой Руссой. Награжден орденом Отечественной войны II степени и медалями.

 

Ближе к концу войны окончил школу младших лейтенантов в городе Шадринске и служил в конвойных войсках НКВД в городе Дегтярске Свердловской области. Страшно подумать, но мать и сын в это время были с разных сторон колючей проволоки ГУЛАГа. И оба не по своей воле.

 

9. Кирилл Владимирович Строльман.  



Едва закончилась война, Кирилл оставил службу, вернулся к мирной профессии строителя. Женился и вернулся в Пермь, где прожил до 1995 г. 

В настоящее время в Перми живут его вдова, сыновья Борис и Михаил, а также многочисленные внуки. Один из них – Егор Борисович Строльман – окончил Пермское высшее военное командное инженерное училище ракетных войск и служит в Российской армии, продолжая семейные военные традиции, заложенные его прославленными предками.
Дочь В.О. Каппеля, Татьяна, всё время жила в Перми и умерла в 2000 г.

 

Граф Никита Толстой: «Я – единственный Толстой, который служил в Красной Армии».


Никита Ильич Толстой (1923-1996) родился в городке Вршац (позже семья переехала в Белград) в Королевстве Сербов, Хорватов, Словенцев.  Родился-то в Сербии, а вырос из русской почвы.
Родители: лингвист-переводчик, автор сербскохорватско-русского словаря Илья Ильич Толстой (1897-1970) и Ольга Михайловна (урожденая Лопатина, 1898-1987) эмигрировали из России в годы гражданской войны.
Отец его был адъютантом полковника Каппеля, с остатками армии он ушёл из охваченной революционным пожаром России в Китай, оттуда, узнав, что семья его находится в Южной Славии, перебрался на Балканы.


По приходе в 1944 г. советских войск в Новый Бечей, Никита Толстой ушёл с Красной Армией как «в неё входящий боец».
Толстой, как свидетельствует выданная командиром воинской части справка, «при форсировании... р. Тисса под сильным артиллерийским и миномётным огнём немецко-венгерских войск оказывал помощь раненым советским бойцам и офицерам. Принимал самое активное участие в организации палат для них, собирая у населения постельные принадлежности и продукты для них, и сам сутками работал санитаром-носильщиком. Раненые бойцы и офицеры выражают ему самую искреннюю благодарность».


Среди военных наград Толстого медали за взятие Будапешта и Вены. Сохранилась еще одна любопытная «Справка» – «выдана гвардии рядовому в/ч 49582 – Толстому Никите Ильичу в том, что он действительно является добровольцем Красной Армии и с октября месяца 1944 г. по 29 августа месяца 1945 г. состоял на службе в в/ч 49582 в должности рядового. Товарищ Толстой убыл из рядов Красной Армии и следует в Белград (Югославия) для разрешения вопроса о получении гражданства СССР и выезде в Советский Союз, куда выехали его родители».


Семья приняла решение возвратиться в своё Отечество, загодя было отправлено письмо на имя И.В. Сталина и получен благоприятный ответ. Толстым, одним из первых послевоенных репатриантов, разрешили въезд в СССР и предоставили гражданство.

1945 г. Толстой Н.И. стал студентом МГУ, закончил болгарское отделение. Научная карьера складывалась довольно успешно: в 1954 году он защитил кандидатскую диссертацию, в 1972  – докторскую. В 1984 г. Толстой был избран членом-корреспондентом, а в 1987 – академиком АН СССР.

 

10. Никита Ильич Толстой (1923-1996).  



Он состоял иностранным членом нескольких зарубежных академий наук.

Жена, Светлана Михайловна Толстая, работала заведующей Сектором этнолингвистики и фольклора Института славяноведения РАН. Старшая дочь, Марфа Никитична Толстая (1965), тоже лингвист, младшая, Анна (Фекла) Никитична Толстая (1971), тележурналист.

 

Долгая история любви Антона Деникина.    

Их единственная дочь родилась в только что отвоеванном у красных Екатеринодаре в феврале 1919-го. Хотя знакомы Антон Деникин и Ксения Чиж к этому времени были более четверти века. История их любви достойна романа, хотя в связи с веяниями нового времени она может показаться довольно необычной.

 

Началось всё в 1892 году, когда 20-летний подпоручик Антон Деникин, служивший в артиллерийской бригаде, расквартированной под польским городом Бела (Бяла-Подляска), с товарищами отправились в Беловежскую Пущу охотиться на кабанов. В какой-то момент стоявший в засаде Деникин услышал крики и, бросившись на помощь, обнаружил человека, из последних сил цепляющегося за сук дерева, под которым бесился разъяренный кабан. Офицер застрелил зверя и спас незадачливого охотника, оказавшегося налоговым инспектором Василием Чижом. Через несколько дней Василий пригласил Антона в гости на праздник по случаю крестин его новорожденной дочери Ксении (или Аси, как называли ее близкие). Так состоялось их знакомство.

 

11. Главнокомандующий Вооружёнными Силами Юга России А. И. Деникин. 



Первый подарок своей будущей жене Деникин сделал в ее три года – это была кукла, которая умела открывать и закрывать глаза. Между прочим, очень дорогая и модная штуковина по тем временам. Произошло это на прощальном ужине у семейства Чижей, устроенном ими по случаю отъезда Деникина в столицу на учебу в Академию Генштаба.

В 1902 году капитана Деникина переводят в Варшаву. В это же время семейство Чижей отправляет Ксению в Варшавский Александро-Мариинский институт благородных девиц – в подобных заведениях обучение начиналось в 10 лет. Родители просят друга семьи присмотреть за дочкой: сопровождать ее на прогулки по воскресеньям и помогать в учебе.

 

Позже Ксения вспоминала: «Капитан всегда начинал с того, что «производил мне смотр» – замечал выбившуюся прядь или чернильное пятно на руках и принимался полусерьезно возмущаться…» Так продолжалось до тех пор, пока офицер не отбыл на японскую войну.

 

Следующая встреча произошла в 1911-м в польском Седлеце, в доме Тумских – деда и бабушки Ксении по матери. Восемнадцатилетняя девушка уже окончила институт благородных девиц и собиралась поступать на исторический факультет Санкт-Петербургского университета. Впервые Деникин увидел ее не как девочку-воспитанницу, а как расцветшую барышню, очаровавшую уже почти сорокалетнего холостого полковника красотой, манерами и образованностью. Впрочем, виду офицер не подал.

 

12. Ксения Чиж. А.И. Деникин присутствует и на ее крещении, и на ее свадьбе… женихом. 



Началась Первая мировая война, Деникин с первых дней был на фронте. Ксения писала ему, но письма не доходили, сам же он проявлять активность стеснялся. Да и не до того ему было. Лишь когда Ксения уговорила свою мать навестить старую приятельницу – мать Антона Ивановича, им удалось наладить переписку. Сохранилось 96 писем генерала к «милой Асе». Постепенно переписка становилась всё более личной и романтической, однако встретиться им не удавалось – Ксения жила в столице, а генерал Деникин все отпуска проводил в Киеве подле уже очень пожилой и больной матери. Она умерла осенью 1916-го, и именно на похоронах состоялась новая встреча Аси и Антона Ивановича – уже прославленного генерала, командующего 8-м корпусом, героя недавнего Брусиловского прорыва. Там, в Киеве, они решили обвенчаться, как только кончится война.

 

Деникин был сторонником либеральных, кадетских идей и в феврале 1917-го выразил полную поддержку революции. На короткое время он стал начальником штаба всей русской армии, потом – командующим Западным и Юго-Западным фронтом. В августе он поддержал Корнилова, после чего был арестован. Три месяца вместе с другими офицерами, позже составившими костяк Добровольческой армии, он провел в тюрьме, впрочем, не слишком строгой. Ксения навещала его, пронося заключенным в широкой муфте продукты, алкоголь, а один раз – даже два револьвера. В ноябре 1917-го, в общей неразберихе, офицерам удается бежать на Дон. Ксения выехала вслед за ними, и на Рождество 1917 года влюбленные обвенчались в Новочеркасске. Всё прошло без лишних свидетелей и весьма скромно – даже праздничную одежду Ксения заимствовала у жены атамана Каледина. Лишь неделю молодые провели вместе в станице Славянской, а потом Деникин опять уехал в войска – разгоралась Гражданская война.

 

Собственно, семейная жизнь четы Деникиных началась уже в эмиграции. Сначала был Константинополь, затем Лондон, где Деникина уговаривали стать главой правительства в изгнании. Но он устал от политики и мечтал заняться литературным трудом – своим самым любимым делом, которому он с юности посвящал всё свободное время. В итоге, семья осела под Парижем.

Деникин всё время делил между писательством и своими любимыми женщинами. Он мечтал о «сыне Ваньке», но роды у Ксении были тяжелыми, и иметь детей она больше не могла. Зато Марине Антоновне досталась вся отцовская любовь. Когда ей было всего четыре года, отец научил ее читать, писать и считать до ста. Русских детских книг у Деникина в эмиграции не было, но было полное собрание сочинений Лермонтова, по которому он и учил дочь родному языку. Кстати, втайне от матери, которая беспокоилась, как бы девочка не переутомилась…

 

13. Деникин с дочерью Мариной на пороге своего дома в предместье Парижа, коммуна Севр, 1933 год.  



В годы войны немцы всячески склоняли Деникина к сотрудничеству, но старый генерал был непреклонен. Даже когда арестовали его любимую супругу. К счастью, ее вскоре выпустили, да и от Деникина немцы отстали.

 

Деникин повесил на стене карту и отмечал флажками все события на Восточном фронте. Не верил оккупационным газетам и ловил в эфире английское радио и сводки Совинформбюро. Радовался успехам, подчеркивая, что это побеждают не коммунисты, а русский народ. Есть легенда, что Деникин даже собрал средства на отправку в СССР вагона с медикаментами, впрочем, документального подтверждения этому пока не обнаружено. Но легенды чаще всего имеют под собой какие-то основания, пусть и метафизические…
После войны Деникин перебрался в Америку, где ему заказали и оплатили большую литературную работу. Естественно, супруга поехала вместе с ним. Там, в Штатах Деникин и скончался на руках любимой Аси от внезапного сердечного приступа.

Его последние слова: «Скажи Марине и Мише (внук, сын Марины Антоновны), что я им оставляю безупречное имя...»

 

Дочь Деникиных Марина прожила долгую и интересную жизнь. Вращалась в кругу Пикассо, Шагала, Дали, Франсуазы Саган. После второго замужества стала графиней Кьяппа, вошла в высшее аристократическое общество. Сделала карьеру на телевидении под псевдонимом Марины Грей. Активно участвовала в политических баталиях, поддерживая на выборах Алена Поэра – соперника Жоржа Помпиду.
После победы последнего по политическим мотивам покинула телевидение и занялась писательством. Она автор 19 популярных книг, выдержавших не одно издание. А такие как «Мой отец – генерал Деникин», «Расследование об убийстве Романовых» или «Генерал умирает в полночь» (о похищении генерала Кутепова) стали настоящими бестселлерами. В последние годы жизни Марине удалось добиться перезахоронения отца и матери, которые порознь были похоронены в США и Франции, в России, в одной могиле некрополя Донского монастыря. И это очень красивый финал их непростой, но очень романтической истории.


Судьба потомков адмирала Колчака.

14. А.В. Колчак.



Пo книгaм и фильмaм ширoкo извecтнa иcтoрия рoмaнтичecкoй cвязи Aлeкcaндрa Кoлчaкa и пeрeвoдчицы Aнны Тимирёвoй, жившeй c ним в Oмcкe.

В конце ноября 2017 г. канал Mash передал, что в Москве на 101-м году жизни скончалась невестка Колчака, Наталья Кравченко. Последние 76 лет жена расстрелянного в 1938 году сына Александра Колчака жила в Подмосковье.

«Кравченко жила в подмосковном поселке Николина Гора, где в ноябре 1941 года шли ожесточенные бои. Наталья подобрала тяжело раненых бойцов Красной Армии – рядового Игнатия Пелевина и сержанта Михаила Синякова. Солдаты погибли у нее на руках. Женщина выкопала братскую могилу и похоронила воинов. С тех пор, каждый год, 19 ноября, в день гибели Пелевина и Синякова, и на 9 Мая невестка Колчака приходила на могилу почтить память павших», – говорилось в сообщении канала.

 

На самом деле, ее супруг Владимир – не родной сын адмирала Александра Колчака, а ребенок А.В. Тимирёвой, гражданской жены адмирала в 1918-20 гг.
Владимир был приговорен к смертной казни в мае 1938 года по обвинению в шпионаже.

 

А как сложилась cудьбa зaкoннoй ceмьи aдмирaлa – eгo cупруги Coфьи Фёдoрoвны и eдинcтвeннoгo выжившeгo cынa Рocтиcлaвa?

Oтeц мeчтaл cдeлaть из Рocтиcлaвa вoeннoгo, oднaкo Кoлчaк-млaдший взял в руки oружиe лишь oднaжды в жизни – кoгдa рaзрaзилacь Втoрaя Мирoвaя вoйнa.   
 

Жизнь вo Фрaнции.
Нa мoмeнт гибeли oтцa Рocтиcлaву Кoлчaку былo пoчти 10 лeт. Ceмья Кoлчaкa уeхaлa из Ceвacтoпoля вecнoй 1919 гoдa нa бритaнcкoм cуднe. Чeрeз румынcкий пoрт Кoнcтaнцa в aпрeлe Coфья Фёдoрoвнa c cынoм oтплылa в Мaрceль, пoзжe oнa жилa в Пaрижe.

Кoгдa cтaлo извecтнo o рaccтрeлe Кoлчaкa, eгo cупругa, oпacaяcь, видимo, зa cвoю жизнь, пoceлилacь c Рocтиcлaвoм в гoрoдкe Пo нa иcпaнcкoй грaницe. Здecь Кoлчaк-млaдший училcя в иeзуитcкoм кoллeджe «Нeпoрoчнoe зaчaтиe».
C 1923 гoдa пocoбиe, кoтoрoe выплaчивaлa вдoвe aдмирaлa «Руccкaя миccия», былo пoнижeнo c 15 тыcяч дo 300 фрaнкoв. Ceмья «Вeрхoвнoгo прaвитeля» жилa гoрaздo хужe других руccких эмигрaнтoв, и пoрoй Coфьe Фёдoрoвнe нeчeм былo дaжe зaплaтить булoчнику в Пo. К cчacтью, eй пoмoгaли бывшиe cocлуживцы и прocтo идeйныe coрaтники мужa.

В 1927 гoду Рocтиcлaв Кoлчaк вeрнулcя в cтoлицу Фрaнции, гдe oкoнчил Выcшую шкoлу диплoмaтичecких и кoммeрчecких нaук. Oчeвидцы oтмeчaли, чтo oн был внeшнe oчeнь пoхoж нa oтцa – дaжe имeл cхoдную пoхoдку и мaнeру дeржaть cигaрeту.

Нo oт пoлитичecких cтрacтeй Рocтиcлaв Aлeкcaндрoвич был дaлёк. В 1931 гoду oн уcтрoилcя нa рaбoту в «Aлжирcкий бaнк». Cын Кoлчaкa взял в жёны другую бeлoэмигрaнтку млaдшeгo пoкoлeния – дoчь aдмирaлa Рaзвoзoвa – Eкaтeрину Aлeкcaндрoвну (1910-1975). Oни oбвeнчaлиcь в пaрижcкoй цeркви Cв. Aлeкcaндрa Нeвcкoгo. В 1933 гoду Eкaтeринa рoдилa cынa, кoтoрый был нaзвaн в чecть вeликoгo дeдa (или oбoих дeдoв cрaзу) – Александром.
Нeкoтoрoe врeмя мoлoдыe жили в Aлжирe, нo климaт тaм oкaзaлcя нeпoдхoдящим для рeбёнкa и они вернулись в Европу.

 

За кого сын «Верховного правителя России» воевал во Второй мировой войне.

Пocлe нaпaдeния Гитлeрa нa Пoльшу 29-лeтний Рocтиcлaв Кoлчaк пoлучил пoвecтку в aрмию Фрaнцузcкoй рecпублики. Нa oднoм из фoтocнимкoв 1939 гoдa oн зaпeчaтлён в военной форме.

 

15. 



Пoдрoбнocти eгo cлужбы мoжнo узнaть из oчeркa «Aдмирaл Кoлчaк. Eгo рoд и ceмья», нaпиcaннoгo caмим Рocтиcлaвoм в 1959 гoду. Aвтoр oтмeчaл, чтo в иcтoрии eгo ceмьи нeoднoкрaтнo пoвтoрялacь пoхoжaя cитуaция – плeнeниe. 

O ceбe cын Кoлчaкa рaccкaзывaл в трeтьeм лицe:

 

«Рocтиcлaв, мoбилизoвaнный в фрaнцузcкую aрмию в 1939 гoду, был взят в плeн гeрмaнцaми c ocтaткaми 103-гo пeхoтнoгo пoлкa 16 июня 1940 гoд, пocлe бoёв, нaчaвшихcя нa бeльгийcкoй грaницe и зaкoнчившихcя нa Луaрe, при рaзгрoмe фрaнцузcких вoeнных cил и взятии Пaрижa».

 

Пocлeдниe гoды жизни жены и сына Колчака.
Прoйдя чeрeз фaшиcтcкиe лaгeря, Рocтиcлaв Aлeкcaндрoвич вeрнулcя к ceмьe. Тoлькo в 1947 гoду вeтeрaн вoйны oфициaльнo пoлучил фрaнцузcкoe грaждaнcтвo. Oн жил в гoрoдe Ceн-Мaндe в 7 килoмeтрaх oт Пaрижa.
Eгo мaть, Coфья Фёдoрoвнa, умeрлa в 1956 гoду в руccкoм дoмe прecтaрeлых. Нeнaдoлгo пeрeжил eё и Рocтиcлaв – eгo здoрoвьe пoдoрвaли уcлoвия плeнa.
Cын aдмирaлa cкoнчaлcя в 1965 гoду.
Члeны ceмьи Aлeкcaндрa Кoлчaкa нaшли пocлeдний пoкoй нa эмигрaнтcкoм клaдбищe Ceнт-Жeнeвьeв-дe-Буa. Там же похоронена и жена Ростислава.

 

Внук  адмирала, Александр Ростиславович, жил  в Париже. Он получил хорошее образование, владел несколькими языками, прекрасно рисовал. Некоторое время работал карикатуристом в одной из парижских газет. Часть его жизни была связана с Америкой, где он работал несколько лет и где нашел свое увлечение – джаз. У него есть дети в Америке, в том числе, сын Александр, которого отец называл «Александр-третий»

 

16. Александр Ростиславович Колчак (1933-2019).



Теперь потомки Александра Колчака  остались лишь в Америке.  



Источник: https://mosds.mos.ru; http://lib-dpr.ru; https://www.google.com; https://snob.ru; https://www.geni.com; http://inorehovo.ru; https://proshloe.com; https://russian.rt.com; https://zen.yandex.ru; https://www.geni.com; http://kvnews.ru; https://rg.ru; ht

Поделитесь с друзьями:

   
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.